Добро пожаловать на MARVEL: StandOFF!
Время в игре: май-июль, 2017.
Голосуй за нас:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
гостевая сюжет f.a.q. правила персонажи акции
Рыжая вполне себе спокойно пропустила мимо ушей парочку фраз, связанных с её раздвоением личности - как таковое: само по себе утверждение, хоть и имело право на жизнь, но было весьма ошибочным.

marvel: standoff!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » marvel: standoff! » ПРОШЛОЕ » [16.04.2017] something just like this


[16.04.2017] something just like this

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sa.uploads.ru/qybau.png
> something just like this
http://38.media.tumblr.com/96f34ac548b59f49e9532cde4cfcd223/tumblr_ndcawkMnli1tgmvjco1_500.gif
♫ The Chainsmokers & Coldplay - Something Just Like This

› время и место действия16.04.17;
ночной Нью-Йорк

› участники эпизодаLoki & Sigyn

Вытаскивая свою соседку в мир, Люк совсем не подозревал, что именно это приведет ко встрече с той, кто может помочь ему узнать о прошлой жизни. Сигюн, решившаяся ответить на приглашение ухажера, также не ожидала, что ее желание найти кого-то из богов живым осуществится, ведь череда неудач уже заставила ее опустить руки. Пересеклись ли их пути случайно или по воле звезд не так уж и важно, им в любом случае есть, о чем поговорить.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-05-21 18:27:19)

+1

2

- You fell away what more can I say? – плавный и гармоничный перебор, сопровождаемый ритмичными покачиваниями стройного тела, словно волна, неторопливо перекатывающаяся одна в одну, и тонкие руки, ласковыми поглаживаниями скользящие вдоль стойки микрофона. Полные губы так алы, словно на них действительно кровь, и оттого жемчужные зубы кажутся почти неестественно белыми. Высокие скулы подчеркнуты тонким налетом пудры, тонкий росчерк персиковых румян заставляет кожу почти сиять, и оттого большие миндалевидные глаза, густо выделенные дымчатым серым, такие синие, что почти все сейчас думают – «эй, какие клевые линзы у этой девчонки».
- The feelings evolved I won't let it out, - ее голос не звучит громко, напротив, тихо и томно, с характерным чувственным придыханием, и полузакрытые веки с трепещущими длинными и густыми черными, как вороново крыло, ресницами, придают одинокой фигуре в мерцающем свете на сцене налет интимности; публика, замерев перед чарами этого экзотического голоса, не хочет уходить, но, в то же время, чувствует себя странно, на тонкой границе возбуждения от запретного проникновения в будуар прекрасной дамы, и все же следит, как алебастровые руки вновь скользят вдоль стойки, чуть царапая ее острыми красными ноготками.
- I can't replace Your screaming face Feeling the sickness inside, - протягивая последний слог, она вдруг резко запрокидывает назад голову, и водопад медно-золотых волос каскадом летит вниз по обнаженной спине. Но это лишь секунда перед бездной, потому что исполнительница возвращается немыслимым изгибом, демонстрирующим изумительную гибкость ее статного тела, в исходное положение, пылко прижимаясь к микрофону.
- Why won't you die? Your blood in mine. We'll be fine. Then your body will be mine, - низкие, рокочущие ноты звучат в ее прежде невесомом голосе, и мурашки скользят по спинам посетителей, поднимаясь до самых корней волос. Кажется, что эти неестественно синие, почти светящиеся, как драгоценные камни, смотрят на каждого, и не на кого, будто сама Королева Проклятых внезапно снизошла до своих смертных рабов, настолько подходила этой женщине песня Честера, отмечал про себя хозяин клуба, подумывая, а не предложить ли красотке работу. С таким голосом и телом она порвет ему всех конкурентов….
За столиком Чарли забыл, что до сих пор даже не притронулся к принесенному напитку, и мохито медленно грелось, ожидая его внимания. Он давно пытался добиться внимания девушки, которую звали экзотическим именем Сигюн, - как богиню, однажды пошутил он при знакомстве с ней, и синие глаза на миг скрылись под веками в легком кивке. Как богиню,  прошелестела она, - но та была так неприступна, как бывают неприступны разве что богини, с неизменным радушием отзывалась на его приветствия и впускала на чай с тортиком, который он приносил, но оставалась так далека, что молодой человек не находил в себе решимости перевести их отношения на романтический уровень. Точнее, попытаться перевести, и вот только вчера наконец рискнул, в принципе, ожидая однозначный отказ, поэтому нет смысла смущенно вспоминать тот ступор, который овладел им, как только почти сразу в ответ прозвучало – «да, хорошо». И вот сейчас он сидел здесь и не сводил глаз со сцены, на которой пела эту не совсем обычную для девичьего выбора песню его красавица-спутница, понимая, что каждый сегодня ему завидует. Рыжие волосы ее отливали золотыми искрами, в потоке света, а платье, облегающее роскошное тело, было глубокого синего цвета из ткани, точно искрящейся при движении, и, свободно струясь от бедер, оно почти до пояса сверху открывало ровную белую спину. На Сигюн почти не было украшений, не считая кольца с сапфиром и тонкой золотой цепочки на запястье, и все же Чарли находил ее прекрасней всех на свете. Не нужно было быть великим гуру, чтобы видеть, какое неукротимое пламя скрыто за внешней бесстрастностью, и он, чего греха таить, вполне надеялся это пламя выпустить, скажем, сегодня ночью в своей постели.
Мелодия шла по ниспадающей, и девушка, уже одной вытянутой рукой отводя от себя стойку, опустив немного голову вниз, завершала движение ладони, скользящей по ее бедру вверх, к шее, плавно извиваясь корпусом, и остановилась ровно с последней нотой. Раздались аплодисменты, и только тогда, отпуская стойку, она подняла голову и одарила публику своей полуулыбкой, от которой лично Чарли стало жарко. На этой почве он позабыл, что неплохо бы помочь даме спуститься, а, когда очнулся, то едва успел перенять ее из рук какого-то более расторопного блондинчика, подавшего Сигюн руку.  Ревностно захватив вторую руку спутницы, он повел ее к столику, чувствуя на своем лице ее взгляд.
- Присаживайся, - неуклюже буркнул он и попытался улыбнуться, но все равно странное чувство не отпускало его. Эта девушка всегда имела над ним странную власть, отчего легко было оказаться не в своей тарелке. – Заказать тебе еще Кровавой Мэри? – вспомнив, что она пила, нашел он тему для разговора.
- Буду признательна, - алые губы разомкнулись и снова сложились в улыбку.

+1

3

- Я об этом пожалею, - недовольно буркнула себе под нос Верити, покидая свою уютную квартиру в компании упрямого соседа, который и стал инициатором выхода в свет
- Да брось, тебе понравится.
Посиделки Люка с Верити нечасто выходили за пределы их небольших квартир, расположенных напротив, и он никогда на это особо не жаловался. Да и с чего бы? Их беседы, проходящие за трапезой, его рассказы о своих похождениях, теории, которые они строили о его прошлом, составляли из себя достаточно приятную картину. Но в какой-то момент он решил, что девушке нужны почаще выбираться из четырех стен. У нее ведь даже работы была на дому. И хотя у нее были на то причины, Люк решил хотя бы попробовать сделать ее жизнь лучше. В конце концов, она его единственный и лучший друг, кто еще о ней позаботится?
Сегодня он решил сводить ее в один неплохой на его взгляд клуб, где как раз устраивали вечер караоке. Об этом, правда, он умолчал, иначе вряд ли смог бы уговорить покинуть такую теплую и уютную комнату, где нет никого постороннего. Ведь Верити Уиллис не ладит с людьми. И зная ее секрет, он не может ее винить. Со способностью безошибочно распознавать ложь, она не раз сталкивалась с попытками обмана и даже предательства от тех, кто был ей близок. Каждое ложное слово, слетающее с чужих губ, она безошибочно распознает, что порождает просто колоссальные проблемы с доверием. Все вокруг лгут. Прожив с этой мыслью столько лет, трудно не стать мизантропом. И все же, нельзя полностью закрываться от мира.
"Ты не понимаешь!" - слышал он порой из уст девушки. В такие моменты он задумывался, чувствует ли она что-то, когда сама говорит неправду? Ведь это действительно неправда, Люк, как никто другой, мог понять и ее способность, и то ее отношения к окружающим. У него хоть и нет подобного дара, но он понимает людей гораздо лучше многих, и когда они лгут, он может это распознать. И, чего греха таить, сам является прекрасным лжецом. Очнувшись в один прекрасный день без памяти, он быстро понял, что доверять людям чревато последствиями и далеко не всегда приятными. Тем не менее, он прекрасно вписался в мир, общается с людьми, а не превращается в затворника. А значит, она тоже сможет. Просто кто-то должен ей помочь.
Оказавшись в клубе, девушка быстро поняла, что к чему и заявила, что петь не будет ни при каких обстоятельствах, на что Люк просто улыбнулся, ничего не сказав. Ведь нельзя попасться на лжи, если ничего не говоришь, разве что за исключением некоторых ситуаций, но это не тот случай. А пока они закали пару коктейлей, и вроде бы Верити не чувствовала себя совсем уж не в своей тарелке. Вечер обещал быть, если не прекрасным, то хотя бы приятным.
Голосовые данные далеко не у всех выступающих можно было назвать хорошими, но веселые песни и задор, с которым их исполняли, восполнял недостаток голоса и не позволял упасть настроению. Во время очередной смены исполняющего Люк наклонился ближе к Верити, чтобы высказать свою оценку выступлению, но вдруг осекся, как только увидел женщину, которая выбрала не самую задорную песню. Словно завороженный, он не мог отвести взгляд. На мгновение ему показалось, что женщина посмотрела прямо на него и улыбнулась. Моргнув, он понял, что ему просто показалось. Оглядевшись, он также обнаружил, что почти все обратили на нее внимание. Еще бы, она была красавицей. Но больше внешней привлекательности его привлекал голос. Размеренные строки песни позволяли почувствовать его глубину и силу, а тембр просто влюблял в себя. Больше он не отрывал взгляда на протяжении всего выступления, а после присоединился к несомненно заслуженным аплодисментам.
- А она крутая.
- Да... Она нечто.
Взгляд Люка проводил ее до столика, который она занимала со своим кавалером.
- Думаешь, у него есть шанс? - со смешком в голосе спросила Верити.
- Ни единого, - усмехнулся он в ответ, поднимаясь на ноги. - А тебе наша очередь.
- Что? Нет!
- Да!
Взяв ее за руку, он направился прямо к сцене, где девушке предстояло переступить через себя и, как Люк надеялся, получить удовольствие. Сопротивляться ему она все равно не смогла бы  с его физической силой, а устраивать сцену было не выгодно никому, а потому, хотела Уиллис или нет, она оказалась на сцене, и ей даже предоставили второй микрофон. Раздались первые звуки композиции, и он посмотрел на Верити, едва двигаясь в такт первым звукам.
- I've been reading books of old, The legends and the myths, - они оба любили эту песню, поэтому он был уверен, что девушка знает слова, - Achilles and his gold, Hercules and his gifts, - Он не собирался сводить глаз, пока она не запоет вместе с ним. Видя, что она колеблется, он уже было успел немного пожалеть о своей выходке, но ее руки потянулись к микрофону, - Spiderman's control, And Batman with his fists, And clearly I don't see myself upon that list, - он ободряюще улыбался ей, насколько это было возможно сквозь пение.
- She said Where'd you wanna go?...
- She said Where'd you wanna go?...
Наконец она присоединилась к нему, и Люк перевел взгляд на зал, продолжая петь и пританцовывать. Верити также вошла во вкус, и песня была спета до самого конца и явно не без удовольствия. Спускаясь со сцены, она все же не могла не выразить недовольство, что он ее заставил сделать такое, но ее "я тебя прибью" звучало совсем не угрожающе.
- Я же говорил, что тебе понравится.
Возвращаясь к своему столику, Люк поймал взгляд синеглазой красавицы, что выступала до них, и улыбнулся ей, что не укрылось от его соседки.
- Что, запал на нее?
- Я не буду отвечать на этот вопрос.

+1

4

Лиц, похожих друг на друга, много, все родственники друг другу в каком-то смысле. Поэтому ее взгляд скользил по толпе, никого не выделяя, все здесь значили для нее не больше, чем пакет с попкорном или бокал, поднесенный спутником.  Темные веки опускаются, скрывая сапфировые глаза, когда приоткрываются чувственные губы и обхватывают краешек по линии стекла. Она делает долгий глоток, чувствуя, как скользит по горлу обжигающий алкоголем напиток, но не чувствует его вкуса; все краски мира утратили для Сигюн свой смысл. Ей хочется просто прикончить этот вечер, и все для этого в ее руках: приятный мужчина, бар сего заведения и музыка. Небрежным жестом отводя с шеи волосы, она скользит пальцами по белой коже шеи и чувствует, как холодом на нее падает капля влаги с бокала.
Но судьба иронична. И ее уши слышат голос прежде, чем видят глаза лицо, и богине кажется, что это какая то насмешка алкоголя. Ей никогда не доводилось прежде жаловаться на слух или память, но сейчас был миг, когда впору признать за мобой галлюцинации, притом и слуховые, потому в шуме зала со сцены ей кажется, она отчетливо слышит голос, которого слышать не должна уже в принципе. И холодом по спине отзываются эти звуки, как шепот потустороннего мира, но Сигюн не оборачивается. Она смотрит в бокал, иногда на что-то рассказывающего собеседника, пьет и… не оборачивается, несмотря на щемящее грудь желание это сделать.  Но потом в партию вступает женский голос, и она закрывает глаза, запрокидывая тяжелую шею, как будто разом обрушиваются все камни, а потом, наконец, поворачивается, чтобы увидеть уже сходящих со сцены.

Какая очаровательная парочка, - думает она, и ее взгляд пересекается с чужим взглядом. В нем заинтересованность, но не более, и так посмотрит на нее любой здесь. В этот момент на сцене начинает выступать девочка, явно замахнувшаяся на вещь не по себе, чтобы поразить друга.  Но не сегодня, милая, не сегодня, и острым копьем рвущееся наружу желание вырывается в словах:
- In the land of gods and monsters, I was an angel, - вторит из зала сильный, достаточно сильный, чтобы и без микрофона перекрыть робкое бормотание. С тонкой хрипотцой и придыханием она создает девчонке эффект настоящего эхо, делая ее некасистый голосок куда краше, вот только почему-то все все равно поворачиваются, когда богиня перетекает из сидячего положения в вертикальное, и, с бокалом в руке, движется к сцене походкой от бедра, а искристая ткань платья в пол создает настоящий эффект волн.  - Living in the Garden of Evil – но, до сцены она так и не доходит, хотя солистка караоке уже забыла, что поет она, и просто застыла на сцене, - ах, бедная девочка, - наблюдая со всеми за перемещением столь нагло нарушившей порядок. - Screwed up, scared, doing anything that I needed – она проходит мимо столика, как волна вдоль борта корабля, невозмутимая, обходя всех, - Shining like a fiery beacon – один за другим, - You got the medicine I need fame, liquor, love, give it to me slowly, - иногда оживая и проводя свободной рукой по чьим-нибудь плечам, но ни на ноту не сбиваясь. Тот не пил в дворцах Ванахейма, кто думает, что принцесса собьется от таких мелочей, когда ее и разгар драки с летающими кувшинами не сбивал. - Put your hands on my waist, do it softly Me and God we don't get along, so now I sing - и даже чувствуя на себе недовольный взгляд Чарли, она не оборачивается, останавливаясь за спиной брюнета. - No one's gonna take my soul away – продолжает она, скользя пальцами с аккуратным маникюром по спинке его стула, но смотрит, не отрываясь, своими темными, как морская глубь, глазами прямо на его спутницу. - I'm living like Jim Morrison – пальцы соскальзывают с спинки и скользят уже по спине мужчины к его шее, - Headed towards a fucked up holiday, - медленно и неторопливо, как весь ритм песни, - Monitor, squeeze squeeze and I'm singing, - но, добравшись до шеи, плавно соскальзывают к горлу, обхватывая челюсть его снизу, - Fuck yeah, give it to me,- легким надавливанием вынуждая приподнять голову и запрокинуть ее немного назад, чтобы, наклонившись, ее губы почти касались его виска, - This is heaven, what I truly want is, - шепчет ее бархатный голос, но его отлично слышно всем, потому что в зале тишина. О да, она бог и монстр, потому что противиться чарам этого голоса дано не смертным и не сегодня, но разве не простительно, когда ее терзают радость и злоба разом? - Innocence lost, innocence lost. – с сожалением шепчет голос, и, в паузу, она шепчет на ухо ему и только ему – Здравствуй, Локи, - а потом давление рук исчезает, как и она сама, резко выпрямившись, продолжает со вторым куплетом движение по залу, теперь останавливаясь подобным же образом возле столика с каким то белокурым красавчиком…

А потом, завершив круг почета вместе с песней, остановится у бара, чувствуя невыносимую жажду перейти на что-то покрепче подальше от этой шумихи.
- Виски мне, - почти томно говорит женщина бармену, опираясь руками о стойку. И почему то начинает хотеть, чтобы обозналась, мало ли у судьбы шуток в запасе.

Отредактировано Sigyn (2017-05-25 00:51:31)

+1

5

- Ой, да брось, - смеется Верити.
- Не буду, -  упрямо стоит на своем Люк.
Они садятся за свой столик и успевают сделать по глотку коктейля, прежде чем обратить внимание на девушку, что вышла на сцену. Но вместо ее выступления весь зал услышал уже звучавший ранее голос. Вопросительно взглянув друг на друга, Люк и Верити поглядели на фактически укравшую все внимание и песню в придачу женщину. Она была аккурат за спиной, потому Люк не стал надолго сворачивать шею и вернулся в обычное положение, лицом к подруге.
- А так можно? - тихо спрашивает Верити.
- Не знаю. Ей, наверное, можно.
Голос вновь всех заворожил, что наталкивало Норда на странные мысли. Конечно, бывают люди с красивым голосом, бывают с прекрасным, но она... Ее голос не просто был красив, он будто гипнотически воздействовал на всех, не позволяя переключить внимание на что-то еще. Люк слушал и наблюдал за реакцией Верити, которая то и дело поглядывала на певицу. Голос приближался и вот остановился совсем рядом, за его спиной. Он не оборачивался, но почувствовал, как она коснулась стула. Взгляд устремлен на подругу, а та смотрит на женщину за его спиной, а когда вновь обращает взгляд к нему, то видит недоумение на лице. Он, конечно, знает, то хорош собой, но никогда не думал, что одна лишь его улыбка заставит женщину бросить своего кавалера и петь ему серенады.
Он чувствует ее прикосновение своей кожей, оно отдается импульсом по всему телу, взбудоражив. Рука скользит от спины к шее, а потом переходит на горло, тонкие пальцы обхватывают челюсть. Но он не сопротивляется, позволяет. А ведь не каждый мог бы беспрепятственно нарушить его личное пространство, особенно так близко. Поддавшись, он запрокидывает голову, она наклоняется, ее дыхание обжигает кожу. Он не совсем понимает ее действий. Знакомятся с понравившимся человеком обычно не так. Хотя он определенно запомнит ее надолго. И вдруг она шепчет на ухо слова, но это вовсе не строчки песни. Эти слова словно бьют его током.
"Локи. Локи... Локи" - эхом отдается в сознании.
Он уже не слышит оставшейся части песни, лишь ошарашенно смотрит на Верити и пытается унять поднявшиеся в вихрь чувства. Но это так сложно. Он так долго гадал, кто он и откуда, так долго пытался вспомнить. А она его знает. И теперь он знает свое имя.
- Что с тобой? Что она сказала? - песня закончилась и кто-то еще занимает место на сцене, но им уже все равно.
- Она меня знает.
- Что? - поверить в это было сложно, Люк прекрасно понимал ее замешательство. - Ты уверен?
Вместо ответа он поднимается с места. Взгляд быстро находит среди людей ту, что смогла привлечь его внимание сильнее, чем он мог ожидать. Он направляется к ней, а следом идет Верити, не собираясь бросать друга в столь важный и волнительный момент. К тому же, если прекрасная незнакомка солжет, она сможет это понять.
- Извините, - он подходит к стойке по левую руку от женщины. - Вы меня знаете? - наверное в голосе больше надежды, чем следовало бы проявлять, но он не может сейчас за этим следить. - Вы знаете, кто я?

+1

6

Чарли не в восторге, она это чувствует даже издалека, и странно было бы, будь иначе, смертные иногда жуткие собственники даже в отношении того, что им не принадлежит… и принадлежать не может. Забывшись в очередном приключении, она вспомнит о нем, когда для нее пройдет лишь одна весна, а он станет глубоким стариком, и можно ли тут говорить о каком-то «обладании»? да и как можно обладать тем, что удержать в своих руках не можешь, как не пытайся? Но она терпелива к эти замашкам, воспринимая их, как нечто такое, что было и будет всегда, какое бы солнце не светило над миром, и знает, чувствует фактически спиной, что кавалер сейчас соберется с эмоциями и подойдет, пытаясь делать хорошую мину при плохой игре, стараясь удержать запал, чтобы сразу не испугать своими претензиями женщину.  Но она чувствует, принимая от бармена холодящий пальцы бокал с виски, как движение начинается с другой стороны, и морозец прокрадывается по спине, потому что нет ничего хуже, чем оказаться в разборках треугольником. Лафейсон никогда не был терпелив к мидгардцам, в отличии от нее, и, если бог вдруг решил все же к ней сам подойти, очевидно, на то было мотивацией какое-то намерение, и, как, скажите, здесь оградить незадачливого Чарли от перспективы оказаться превращенным в столб с глазами, потому что не вовремя решил перебить асгардского принца?
Но она не торопится, обхватывая пальцами бокал, подносит его к губам и делает один короткий глоток, наблюдая, как перекатываются в янтарной жидкости кубики льда, и в этот момент официантка, проходящая мимо поднимающегося Чарли, внезапно спотыкается на ровном месте и окатывает ее спутника  напитками прямо на рубашку. В том конце зала возмущенные крики, неразбериха, и, пока сосед не приведет себя в порядок, он, конечно, не подойдет, так что минут пять у нее есть. И только потом, опуская бокал, медленно разворачивается к залу как раз в тот момент, когда асгардец, со следующей за ним по пятам девушкой, преодолевает последнюю дистанцию в три шага до барной стойки.  Тонкая бровь богини чуть изгибается, слегка приподнимаясь, когда взгляд сапфировых глаз скользит по смертной; «новая игрушка» - рождается первая мысль, - «настолько дорога, что достойна разговора богов? Ну, пусть так, не мне решать за это», и все же следует какой-то легкий укол чувство, похожего на обиду. Очевидно, не все асы так сильны в былых привязанностях…. Она же не меняется в выражении лица, лишь снова делает глоток виски, и широко открытые миндалевидные глаза вопросительно смотрят на приблизившуюся парочку, точнее, больше всего на мужскую ее часть. « Ну и что теперь?» - спрашивает этот взгляд, пока губы заняты напитком.
Однако, то, что происходит дальше, едва не заставляет богиню поперхнуться. Она едва успевает спешно проглотить напиток, отставляя бокал на стойку так резко, что на этот стук обернулся даже бармен, и шумно вдыхает воздух, закашлявшись.  Потратив на это несколько секунд, она вскидывает взгляд обратно на Локи, и глаза ее опасно сужаются, как будто их обладательница переходит из игриво-расслабленного состояния в приступ ярости, вызванной, очевидно, его обращением.
- Это что, очередная шутка? – крепко схватив мужчину за плечо, она с силой, которую трудно ожидать у столь изящного с виду создания, оттаскивает его в сторону, разом шага на три от его спутницы, вставая между ними, почти вплотную к нему. Она говорит быстро, но шепотом, в котором звучит и недоумение, и раздражение. – Я понимаю, ты захотел поиграть со смертной, а я нарушила твои планы, но, проклятье, я уже несколько месяцев ищу хоть кого-то из выживших, и мне совсем не хочется сейчас тебе подыгрывать! – и это чистая правда, она бы даже обняла бога от радости, если бы не Чарли, не это девушка, да и не несколько десятков человек вокруг.  И почему-то не допускает того, что обозналась, сама не понимая, почему так уверена в истинности, как будто что-то внутри ей подсказывает наверняка, что это именно сам Локи, а не просто смертный, похожий на него.  – Как ты вообще можешь так… со мной? – в синих глазах порывается возникнуть влага слез, одновременно, и от сильной радости, что жив хоть кто-то (и не важно совсем, почему именно он), и от огорчения, что, вместо хоть какого-то счастья от встречи в приветствии, зачем-то ломают комедию… и ради чего? - Я же чуть с ума не сошла от горя....

+1


Вы здесь » marvel: standoff! » ПРОШЛОЕ » [16.04.2017] something just like this


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC