Добро пожаловать на MARVEL: StandOFF!
Время в игре: май-июль, 2017.
Голосуй за нас:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
гостевая сюжет f.a.q. правила персонажи акции
Рыжая вполне себе спокойно пропустила мимо ушей парочку фраз, связанных с её раздвоением личности - как таковое: само по себе утверждение, хоть и имело право на жизнь, но было весьма ошибочным.

marvel: standoff!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » marvel: standoff! » КВЕСТЫ » [25.04.2017] Вспомнить всё


[25.04.2017] Вспомнить всё

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

› на соблюдение очереди
отводится 6 полных дней ‹

http://sa.uploads.ru/qybau.png
> Вспомнить всё
http://funkyimg.com/i/2tG1y.gif http://funkyimg.com/i/2tUzm.gif
♫ Led Zeppelin — The Immigrant Song

› время и место действияГде-то в горах Исландии

› участники эпизодаЛоки и Сигюн

Со временем, чары Локи стали ослабевать и после встречи с Сигюн подсознание даёт ему подсказку, где найти то, что поможет им вспомнить всё. Несмотря на то, что молот Тора, Мьёльнир, был уничтожен Хелой, всегда есть ещё один, существующий в иной, альтернативной реальности. И как только бог озорства и коварства найдёт его, стоит только его пальцам ощутить хлад его металлической ручки, воспоминания вернутся сами собой. Но как быть со второй личностью? Что делать, когда две жизни, такие разные и противоречивые, вдруг сливаются в одну?

› роли
Loki LaufeysonПосле встречи с Сигюн, его собственные чары дали слабину и подсознание стало давать подсказки, ключи к его прошлой жизни ‹
SigynВ отличие от Локи, знает куда больше, но признать в чумазом воришке бога озорства и коварства оказывается сложнее, чем кажется на первый взгляд ‹

› очерёдность
Loki LaufeysonSigyn

+3

2

Ветер, насыщенный солью и парами источников, скользил по мраморно-белой коже женщины, что стояла, широко расставив ноги в сапогах на небольшом «ковбойском» каблуке, обтянутые черной материей брюк, а полы удлиненной жилетки, доходящие до колен, то взлетали темно-синими крыльями птицы в воздух, то падали, лишенные сил, обратно к ногам. Широкий втачной пояс, имитирующий корсаж, делал и без того тонкую фигуру еще тоньше, но рукава блузы, собранные в буфы у плеч, возвращали какую-то иллюзорную величественность, схваченными тремя рядами золотых обручей на ладонь выше локтя. Высокий манжет, так же перехваченный широким металлизированным браслетом, имитирующим воинскую защиту для кисти и предплечья, собирал ткань рукава, заставляя ее пышным фонариком висеть чуть ниже локтя, хотя сейчас ветер, налетающий на женщину, трепал эти шелковые рукава так же нещадно, как полы жилета, очерчивая ими всю руку богини.  Длинные рыжие волнистые волосы, доходящие сейчас почти до талии, схваченные старинным костяным гребнем на затылке, лишь чтобы не лезли в глаза, языками живого пламени метались за ее спиной, изредка цепляясь за кожаные наплечники.  Закрыв свои большие, выразительные глаза и запрокинув голову назад, она глубоко вдыхала этот воздух, который так сильно напоминал о доме. Исландия, как Скандинавия, Норвегия и Дания, когда-то чаще всего удостаивались визитов асградцев и ванов, да и вера в богов Девяти миров была сильна у этих сильных отчаянных людей, давно исчезнувших в веках, оставив после себя лишь наследие, лишенное уже и десятой доли той силы и веры.
Она внезапно открыла глаза, и яркости сапфировой радужки могли позавидовать любые косплееры этого мира. Дрогнули раз темные пушистые ресницы, а потом линия скул резко очертилась, когда покоящиеся вдоль линии бедер руки напряглись и медленно, раскрытыми ладонями вверх, начали подниматься, выпрямленные. Жителей тут было немного, но тысячу лет назад было куда меньше, и их необходимо убрать с дороги, ибо одной Фригге могло быть известно, способной предвидеть будущее, что ждет там, в ином мире, в иной реальности, когда откроется путь. Далеко внизу, над водами, серебрящимися в лучах солнца, начали дымными кораблями стягиваться тяжелые туманные облака, ползущие низко, над самой водой. Клубами они накрывали пространство, превращая горизонт в непроглядную белую пелену, и в этой пелене сверкнула молния. И раскат грома, как громогласный рев разгневанного бога, встающего на нос своего драккара, пронесся через туман к берегу. Вот уже скрылась пристань, липкие белые пальцы незримого великана захватили берег, а ветер, несущийся с океана, крепчал, и уже сама как птица, с разведенными на уровне талии руками, с скрюченными, как когти, пальцами, она стояла на валуне, в ореоле полыхающих волос и черных одежд. И бешено билось в груди сердце, потому что там, куда она готовилась ступить, все еще были живы: ее отец, мать, все друзья и даже недруги, которым сейчас она была бы рада. И как же удержаться от соблазна остаться там навсегда, забыв, как страшный сон, все произошедшее.
Густой, непроглядный туман, доползал уже до того места, где стояла она, много выше уровня моря. И, лизнув носки сапог, остановился, клубясь и перетекая, накрыв город внизу настолько плотно, что случись ей устроить здесь дуэль с применением самых страшных чар, вспышки энергии, пробившиеся через завесу, приняли бы за короткие всполохи чьего-то фонаря, а, может, за отблеск небесного электричества. Над океаном у горизонта грохотали черные, свинцовые тучи, чутко ощущая состояние дочери морской ванессы и подчиняясь ему. А саму Сигюн то и дело окатывало дрожью, с ног до головы, но не от холода, его она будто и не чувствовала, а это нервного возбуждения. Открыв тропу, которая свяжет эту реальность с той, она ступит в мир, в котором никогда не жила и жила одновременно. Болезненно щемило сердце, сдавливало невиданной тяжестью грудью, отчего становилось тяжело дышать в волнении, и тонкие ноздри раздувались, жадно хватая воздух….

+1

3

Еще десять дней назад он был простым мидгардским парнем. Ну, хорошо, не совсем простым, с кучей способностей, что для этого мира это не такая уж и редкость, как может показаться. Он гадал, является ли он мутантом или нелюдем, или его способности имеют какой-то иной характер, но он даже не предполагал, какая права скрывается в тумане, заволокшем его память. Бог. Он настоящий бог. Подумать только, когда-то для него это было обыденностью, а сейчас он не может отойти от восторга, это будоражит и волнует его разум, и ему чертовски это нравится.
Стоя чуть поодаль от Сигюн, Локи наблюдал за происходящим. Настоящая магия творилась богиней, что не растеряла свою память, как это случилось с ним. Но именно он привел их сюда. Его чутье всегда направляло его в верную сторону, и когда подсказки подсознания очертили ему путь да страны льдов и вулканов, Локи не сомневался, что именно сюда ему и нужно. Правда, теперь все было немного по-другому. Теперь он вел за собой другого бога. Вероятно, без нее он не смог бы открыть путь в другой мир.
Туман клубами расстелался, чтобы скрыть от людского взора то, что людям видеть совершенно не нужно. Даже в этом мире, где люди обретали способности, то и дело вставая на путь героя или злодея, куда вторгались пришельцы, где сражались между собой маги, путь в параллельную реальность все еще не был обыденностью. Да что там люди, самого Локи просто распирали изнутри все оттенки эмоционального спектра. Он был взволнован предстоящим, немного опасался, но вместе с тем был настроен очень решительно. Пока он может получать такие сильные впечатления от вещей, что с обретением памяти станут ля него обычными, он этого не упустит. И, конечно, это было необходимо, чтобы вернуть все на круги своя.
Когда тропа была открыта, трикстер ступил ближе, завороженно глядя вперед. Он понимал, что его энтузиазм может быть немного неуместен, и что на другом конце совсем не ждут забавы, но ничего не мог с собой поделать. Ему не терпелось приступить, хотя он толком пока и не знал, что нужно сделать.
- Вперед? - с улыбкой спросил он свою спутницу, но не дождавшись ответа, рванул вперед.
Его затянуло мгновенно, а весь путь занял всего несколько секунд. Все, что он успел разглядеть, лишь столп света, переливающийся всеми цветами радуги. А потом его выкинуло в высокую траву с такой силой, что он не удержался на ногах. Пожалуй, к таким перемещениям требуется привыкнуть. Вместо того, чтобы вскочить на ноги и осмотреться, Локи засмеялся, и только по удачному стечению обстоятельств рядом не было никого, кто бы услышал внезапный звонкий смех.
- Это просто потрясающе!
Наконец поднявшись, он выпрямился в полный рост и огляделся. Его перенесло в какое-то поле, а впереди открывался вид на постройки, которые были первыми на пути к городу на горизонте.
- Значит, это Асгард?

+1

4

… и провести, играючи, круг раскрытой ладонью перед собой, будто рисуя неведомую планету всполохами сине-зеленой энергии, в котором искрами отражались звезды Млечного Пути.  Полные губы прошептали, как пропели, какие-то неразборчивые слова на языке, явно не близком к земным, а потом гулко топнула ножка в сапожке о камень перед собой, будто зачиная какой-то странный танец, по завершению круга толкая нечто невидимое, но будто тяжелое, вперед, от себя, одновременно с ударом набойки каблука о серую, поросшую мхом, поверхность. И устоять бы на ногах, когда прямо перед тобой воронкой разрывается пространство и время, обдавая порывом всех четырех ветров, отчего богиня даже покачнулась назад, прогибаясь в пояснице, и медная грива обрушилась вниз, вдоль спины, водопадом. Но лишь секунда дается на то, чтобы оглянуться назад, с тоской в глазах пожелав миру дождаться ее, прежде, чем поддаться изменившимся потокам, с силой огромного пылесоса затягивающим в эту черную дыру.
Лафейсон шагнул первым, и она ему не мешала. Зачем, если лучший способ научить плавать – бросить в открытое море. Наверно, именно поэтому он долго не мог ничего вспомнить, проживая дни в Мидгарде, где магия – это чудо,  а не обыденность. Больше не было Асгарда, который заставил бы вспомнить, обрушив на его голову своих воинов, как бывало не раз, когда на грани жизни, и смерти у тебя больше нет выбора. У нее ведь тоже не было – она не хотела больше использовать магию, хотела забыть о своем происхождении и затеряться в бесконечных городах Мидгарда, чтобы сбежать от всех – и от самой себя – навсегда, до конца отмеренных ей Вселенной дней. Исчезнуть с глаз мира на одиноком островке на границе Канады, и бродить по лесу, вдыхая ароматы природы, спасенная, быть может, пусть и путем побега. Отступление – это не плохо, если дает нужный исход.  Но ей мало объявившихся живых и беспамятных, это можно было бы презреть, но очень скоро стало ясно, что не выйдет. Стычка с великанами напомнила еще раз о том, что без Асгарда Мидгард не простоит долго, и как же отказать, когда тот, кто знает, как его вернуть, просит помочь, потому что все его знания похоронены им самим же. Они вроде бы и здесь – но не возьмешь, не вынешь по своему желанию.
Но она задержалась. Застыла на границе миров, глядя назад, за плечо, прямо на океан, и по нижнему веку внезапно прокатилась одинокая, прозрачная и блестящая хрусталем, слеза, а губы напряглись, придавая лицу выражение скорби. Она не знала, как на нее скажется этот переход, сможет ли вернуться назад, и, если сможет, то какой? Не обретет ли мир еще одну марионетку вселенских владык, не способную справиться сама с собой, с своим безумием, заключенном в вечную ловушку разума. Края портала уже начали тускнеть, а она все стояла, расставив ноги и опустив руки, опустив голову, и чего-то ждала, будто в последний момент передумала и решила вовсе оставить Локи один на один с тем миром. Тонкая ниточка зеленоватой искры пробежала рябью по воздуху, вокруг портала, точно последний третий звонок театра, после чего портал бы закрылся, и именно в этот момент, как она потухла, с глухим:
- Ах! – возгласом, женщина шагнула внутрь, чувствуя, как за спиной срастается рана в теле пространства.  Она прежде уже перемещалась и во времени, и в пространстве, но сегодня не было привычного восторга, напротив, стальными обручами сдавливало грудь, заставляя прилагать усилия для короткого даже вдоха. Гулко стучало в висках, но это были не проблемы с перемещением, это был настоящий, чистый, инстинктивный страх. Она боялась до ледяной испарины по лбу,  но, оказавшись вновь под голубым небом, приземлилась на траву, изумрудную, дурманящее пахнущую, лишь слегка качнулась, немного напрягая руки, точно намереваясь балансировать. Последними на плечи упали медные волосы, но они не были теми, что еще минуту назад. Теперь это была длинная, толстая, перехваченная золотыми кольцами, насыщенно-медная коса. Лоб венчал такой же широкий обруч, уходящий полумесяцем под волосы, с небольшими, но явно драгоценными камнями, похожими на сапфиры или синие алмазы.  Нижнее платье, касающееся земли, скрывало ноги полностью, и было белого цвета, а вот верхнее, декорированное вышивкой по подолу, вороту и рукавам, было такого же насыщенно-синего цвета, как полночное небо над океаном. Хотя покрой его и без того был приталенным, узкую талию еще сильнее подчеркивал дорогой кожаный пояс, обшитый разнообразными мелкими фигурками, имеющими свою символику, то ли обереги, то ли показатель достатка.  Погода благоволила, чтобы избежать тяжелый шерстяных накидок, и женщина, вскинув голову, посмотрела на необъяснимую радость спутника, прежде чем обронила сдержанно, пожалуй, даже слишком:
- Да, это Асгард, но не тот Асгард, который ты мог бы помнить. В Мидгарде сейчас примерно девятый век, думаю, что и этот Асгард еще полон примитивных и непонятных нам вещей, но нужно делать естественный вид, - она пригладила подол растопыренными пальцами.  – Если повезет, нам не станут задавать лишних вопросов, - щелчок пальцев, после небольшого раздумья, и Лафейсон оказался облачен в добротную, но простую мужскую одежду, свойственную тем временам в Мидгарде. Если Сигюн правильно понимала, асы тех времен часто спускались в Мидгард, раз оставили столько мифов, и одеяния их были схожи с земными. Но всегда было место на ошибку… - Но если нет, то, прошу тебя, хоть раз в этой жизни, просто МОЛЧИ. – выделив акцентом это слово, она зашагала вперед, чуть приподнимая края подола, чтобы не запутаться в траве. – Чтобы не говорили и как бы не насмехались, просто молчи, возможно, здешние асы все еще падки на женскую красоту и лесть, и я смогу их уболтать…. Не говоря о том, что я хотя бы понимаю, что говорить, а ты… - короткий оценивающий взгляд через плечо и горестный вздох.  – Просто не забывай об этом, ибо где-то здесь мы уже живем… не совсем мы, но практически. И, если верить преданиям Мидгарда, здешний ты одним своим видом до зубного скрежета раздражает всех… - последовал короткий нервный смешок. – да только тут он посильнее тебя будет….

+1

5

- То есть мы переместились не только в другой мир, но еще и в прошлое? Круто, - констатировал трикстер, разглядывая очертания города. - Асгард всяко продвинулся намного дальше Мидгарда.
Настроение Сигюн явно не было похожим на его собственное. В отличие от него она все помнила и знала, а у него в запасе были только предвкушение и энтузиазм. Она начала давать ему инснтрукции, и он их слушал, но никак не мог убрать улыбку с лица.
- Делать естественный вид, - повторил он кивнув, хотя пока не очень представлял, каков его естественный вид и уж тем более не представлял, какой естественный вид у его местного варианта. - Молчать? А разве это входит в мой естественный вид?
Разглядывая на себе новую одежду, он примерно прикинул, откуда взят это стиль, хотя и не был уверен, что это именно то, что нужно. Хотя откуда ему знать? А спутница продолжала настаивать на его молчании, решив, что ее женское обаяние справиться с поставленными задачами лучше. Впрочем, она была прекрасна, отрицать это мог лишь дурак. И все же, даже красота не всегда открывает все двери на своем пути.
- Эй, я не же не виноват, что так случилось, - отреагировал Локи на вздох.
Он точно уверен не был, как впрочем и она не знала в подробностях, что случилось во время Рагнарока. Но пока вспышки памяти не давали причин полагать, что это все его вина, скорее наоборот. Скоро они достигнут цели, память вернется, и он сам сможет ей рассказать, что произошло. А пока он идут в чужой Асгард.
- А нельзя было выбрать мир, где ко мне более приветливы? - усмехнулся трикстер. - Думаю, пока я себя не помню, многие тут будут посильнее меня.
Хоть он и отвечал в шутливой форме, перспектива встретиться с другим Локи одновременно вызывала и интерес, и опасения. Но ведь не будет же другой он убивать себя из другого мира? Ведь не будет?
Вскоре они дошли до улиц, и Локи перестал светиться нездоровым интересом, приняв более спокойный вид и даже убрал улыбку с лица. Он шел уверенно, не пялясь по сторонам, несмотря на то, что очень хотелось разглядеть все, что попадется на пути. Но чем дальше они шли, тем больше народу встречали. Люди то и дело смотрели на них и делали кивок, изображая то ли приветствие, то ли поклон.
Чуть наклонившись к спутнице, он вполголоса поинтересовался:
- Мы прямиком во дворец? А что, если мы уже там?
- Здравствуйте, ваше высочество, - громкий голос заставил его выпрямиться и обратить внимание на говорившего и кивнуть в ответ на приветствие и поклон.
Мужчина прошел мимо, не заподозрив ничего, и Локи немного расслабился.
- Кажется, не всех тут я раздражаю, - тихо заметил он, усмехнувшись.
- Локи! - позвал кто-то уже тише.
Обернувшись, трикстер увидел высокого мужчину, даже выше его самого, облаченного в более сложный костюм, похожий на доспехи, а может ими и являвшийся. В руках он держал шлем, а лицо, скрывающее за щетиной ровные черты, выражало недовольство. Бог остановился, хотя, памятуя наказ своей спутницы, не стал ничего говорить.
- Простите, ваше высочество, - проговорил он уже глядя на Сигюн, - я украду вашего супруга на мгновение.
Ему стоило некоторых усилий не дать лицу растянуться в удивленной гримасе от услышанного. Супруги, значит? Интересно. Но еще более интересно, чего от него хочет этот асгардец. Но прежде чем он хоть что-то ответил, тот взял его под руку и повел за собой. Сначала он хотел возмутиться неподобающим отношением к своей царской персоне, но раз уж асгардец не колеблясь повел себя так, значит знает, что ему это позволено.
Отошли они впрочем недалеко, и снова на лице незнакомца недовольство.
- Где ты был? Мы должны были увидеться вчера.
- Я не смог прийти, - ответил он самое логичное, что пришло ему в голову, пытаясь держаться в образе, который, к сожалению, был для него загадкой. Помощь Сигюн сейчас была бы очень кстати, но позвать ее он не мог.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-09-25 22:28:00)

+1

6

Ну...   – богиня даже как то растерялась с ответом. Она не была уверена, в каком из Девяти миров не мечтают содрать с Лафейсона скальп.  Если верить именно легендам скандинавов, а она искала мир, более к ним близкий, к легендам, то есть, чтобы хоть как-то ориентироваться, то Локи во всех своих параллелях жизни не отличался примерным поведением. Ей хотелось одернуть мужчину, напомнить, что здесь все просто для асов: улыбающийся Локи – нашкодивший Локи, а это обязательно породит лишние вопросы, но она молчала, так ни разу и не вступив в полемику прежде, пока не высказалась до конца. – Мне жаль тебя огорчать, но не уверена, что такой мир есть, а если и есть, то не факт что там есть то, что нужно нам. Извини, - коротко всплеснув руками, одновременно пожимая плечами, что походило на немое «и рада была бы, но увы», женщина продолжила движение в сторону города.  Пока ее спутник вел себя так, будто вышел в ближайший парк погулять, Сигюн была напряжена, как струна, пусть внешне это выражалось лишь в нахмуренных бровях и поджатых губах. Лафейсон не представлял даже, насколько это было не смешно, асы всегда настороженно относились к чужакам, а тут два двойника, между прочим, не самых уважаемых… ну, как не уважаемых. В мифах викинги уверяли, что Локи скорее боялись, чем уважали, ибо типом он представлялся жестоким и мстительным, и вечное хиханьки да хаханьки были лишь хорошей ширмой.  Ее же саму рисовали тихой, примерной женушкой, которую асы почему то уважали именно за бесконечное терпение и всепрощение главного циркача Асгарда.  Покосившись краем глаза на трикстера рядом, она пришла к выводу, что этот хотя бы был более… серьезным. Ну, так казалось, однако, она не настолько хорошо его тогда знала, приходится признать, Нью-Йорк внес свои коррективы в этот образ.
-  Не знаю, - честно призналась она, и в этот момент их окликнули настойчивее, сразу вынудив деву разом подобраться. К ее несчастью, говоривший был настолько ей не знаком, что даже примерного представления о его имени не было. Решив не паниковать, богиня коротко кивнула в ответ, а услышав просьбу говорившего, лишь чуть склонила голову:- Разумеется, как пожелает мой супруг, -  прошелестела тихим и мелодичным голосом, которым обычно приветствовала раньше гостей отца. Все находили этот тон идеальным для настоящей леди, и, хотя она понятия не имела, как говорит здешняя Сигюн, сочла, что этот вариант универсален, хотя бы. И отступила в сторону, - с позволения твоего, дорогой, я продолжу путь,…  увидимся на пиру, - и коротко, но ласково улыбнулась, разворачиваясь и продолжая движение. Естественно, она понятия не имела, будет ли какой пир сегодня или нет, но асы вечно пьянствовали, у них каждый ужин сойдет за пир. А вот куда идти, вопросом было более щекотливым. Разумеется, она не собиралась оставлять Локи здесь одного, но и стоять собачонкой на улице, ожидая, никогда не было нормой для асиньи. Пока мужчины ведут свои дела, у богинь всегда есть, чем заняться.  В конце концов, присмотрев тенистую беседку, увитую цветами и цветущей лозой,  метрах в ста пятидесяти – двухстах от того места, где оставила спутника, она к ней и направилась. Беседка была небольшая, тенистая, наполненная ароматом цветов, и в центре ее журчал приветливо небольшой фонтанчик. Но вид из беседки открывался на море далеко внизу, и Сигюн, прислонившись к опорной колонне, позволила себе немного погрустить о воспоминаниях, глядя на морскую гладь.
-  И снова красавица грустит, - веселый голос из-за плеча едва не стал причиной того, что дева могла от неожиданности выпасть через перила. Спешно обернувшись, она увидела перед собой кого-то, кто слишком походил на… Фандрал??? – Надеюсь, вас никто не обидел? Если только хоть словом иль взглядом, скажите мне – сию секунду обидчика из под земли достану, - воспользовавшись ее замешательством, тот перехватил уверенно ее руку и уже успел поднести к губам, касаясь в поцелуе.  – И покараю так, что и вовек науки этой не забудет. –  Первый красавец Асгарда, после Тора, главный ловелас и повеса. Он все же был безмерно обаятелен, и Сигюн поздно поймала себя на мысли, что не только не выдернула руки, но и улыбается ему в ответ…

Отредактировано Sigyn (2017-09-25 23:20:00)

+1

7

Именно в этот момент Локи понял, как сильно они могут влипнуть. Конечно, он понимал это с самого начала, но только сейчас, когда недовольный асгардец что-то от него хочет, а он понятия не имеет, что именно, трикстер очень отчетливо представил последствия провала. Они рискуют, очень рискуют, и в первую очередь своими жизнями. Неизвестно, что сделает здешняя правящая верхушка, узнав о незваных двойниках из другого мира, которые, судя по тому, что скрываются, пришли сюда не с самыми добрыми намерениями.
- Почему тогда не сообщил?
Почему же, Локи ты не дал знать своему другу, что продинамишь его? Он вообще друг? Чем вы с ним занимаетесь? Но местный Локи вряд ли придет на помощь. И все же, что ответить?
- А должен был? - недовольно ответил он, перенимая настроение собеседника.
Тот отреагировал бурно, схватив трикстера за плечи, и сперва он готов был перепугаться от перспективы, что его заподозрили в обмане, но на лице асгардца не читалось ничего подобного.
- Да!
Резким движением откинув его руки своими, Локи почти прошипел:
- Не здесь!
Кажется, он сделал все правильно, асгардец встрепенулся, поглядев в людную сторону, и поумерил пыл.
- Я приду так скоро, как только смогу, - уже тише и спокойнее ответил трикстер.
А после он просто зашагал прочь, оставив собеседника. Пройдя несколько метров, он так и не был остановлен, все прошло хорошо. Что же, он справился с первым препятствием. И не благодаря своей "супруге", которая оставила его одного. Как она вообще могла? Он же ничерта не помнит! А если бы сказал что-то не то? Если бы повел себя подозрительно? Он же мог их раскрыть. Он же... Так, а где Сигюн?
Оглядевшись, Локи нашел ее не сразу, едва не успев подумать, что его тут бросили или, что еще хуже, богиню раскрыли и увели, а сам он теперь следующий и пора бежать. К счастью, это было не так, и он поспешил воссоединиться со своей спутницей, направившись к ней быстрым, но не слишком шагом. Как раз вовремя, чтобы отпугнуть какого-то хлыща, привлеченного ее красотой.
- Полагаю, я справлюсь с этим сам, - спокойно но с явными нотками недовольства проговорил Локи, обращая на себя внимание.
Вот и второй непонятный асгардец, которого надо отогнать, чтобы вернуться к поставленной задаче. Но, кажется, Сигюн этого делать не собиралась, судя по улыбке на ее губах, до того, как он разрушил момент. Быть может она знала этого блондина или он ей даже нравился, но уж кто-кто, а богиня должна помнить, что находится не в своем мире и все, кто ей знаком, на деле ей чужие.

+1

8

Её отец как-то пошутил в свое время, что, не будь Фандрал таким бабником, стал бы прекрасным вариантом для Сигюн. Начать бы с того, что он хорош собой, о, очень хорош. Эти белокурые локоны умеренной длины для воина, спадающие к шее витыми кудрями, голубые, , как небо предгорья, глаза, тонкая, ироничная, и, одновременно, соблазнительная улыбка вкупе с стройным станом и широкими плечами делали его одним из первых красавцев. «Под стать тебе, звездочка моя», - сказал тогда отец. Наверно, поэтому кое-кто из мимо проходивших даже приостановился, засмотревшись на картину, открывающуюся из беседки. Сигюн скорее почувствовала это, чем увидела, но напомнила себе, что пока не происходит ничего предосудительного, так почему бы хоть не почувствовать на минуту себя женщиной – за мутные последние пять лет, полные тоски и горя. Прикосновение теплых сухих губ аса было приятным, от него вдоль спины легким нервным вихрем пробежались мурашки, будоража сознание. А когда тот поднял на нее свои бездонные небесно-голубые глаза, так и вовсе захотелось присесть на лавочку и провести в его компании хоть час, хоть два.
Но это было недопустимо. Не только потому, что она не та, за кого он ее принимает, но еще и потому, что нужно быть наготове, в любой момент. Да и… Фандрал, конечно, был ей приятен, но она прибыла сюда с Локи, ради дела, и потому нет смысла рвать душу бесплотными надеждами, довольно с нее уже иллюзий. Возможно, она озаботилась бы и тем, как отреагирует на такие посиделки ее спутник в межпространственном приключении, помятуя, что было когда-то, но не стала, напомнив себе о том, что, даже если что-то из чувств и было, то нынешний Лафейсон все равно ничего не помнит. Он даже ее-то не вспомнил, чего уж там говорить. И все же, хоть интуиция ее пока была спокойна, чары подсказывали, что трикстер в безопасности, забывать о нем было недопустимым.
-Милорд, - только начала было она журчать нечто обыденно вежливое в ответ, нежным своим голоском, как почувствовала приближение. И успела повернуть голову к вступающему под купол беседки брюнету как раз в тот момент, как он заговорил. Ей будто почудилось даже недовольство, и она, было, даже обрадовалась, сама не зная, чему, но тут же вспомнила, что по роли так и положено. Они женаты, вряд ли бы местный трикстер был бы счастлив обществу Фандрала, тем более, наедине со своей женой. Так что за театральность стоит поставить ему пять баллов и перестать трепетать, как лань, непонятно с чего.
- О !- заметив Локи, Фандрал ее опередил, посмеиваясь – Не это ли обидчик ваш коварный, который на ловца, как зверь, бежит? – Сигюн так и застыла, приоткрыв рот, похолодев от ужаса, что с таких слов только драку начинают.  И уже судорожно прокручивала в голове варианты, что делать, как ас отпустил ее руку и рассмеялся. – Очами гневно не свергай, дружище Локи, я лишь хотел по долгу чести узнать, не оскорбил ли кто нежнейшей леди. Но вижу, что напрасны мои страхи, коль леди Хёнирсдоттир под охраной мужа, и от тебя ее вниманья боле отнимать не смею. Увидимся же на пиру! Богиня! – и успел-таки снова поймать ее руку и пылко чмокнуть в тыльную часть ладони, прежде чем сбежал вниз по ступеням. Так значит, пир все-таки будет, обрадованно подумала девушка, но тут поняла, что появление Локи лишило ее весьма удобного шанса. Тут или пан, или пропал, и она все таки дерзну, внезапно подавшись вперед, будто даже сбежать следом собиралась, но лишь воскликнула:
-Милорд! Любезно подскажите мн… нам, где можем отыскать могучего мы Тора в этот час! Увы, в обычном месте встречи разминулись, очевидно, коль не застали его там, - и только сжимай кулачки, чтобы ложь попала в цель. Но им неплохо бы знать, где бог грома, разве не Мьельнир они ищут. Фандрал остановмлся и развернулся, сияя улыбкой от уха до уха:
- Так он же, принц бесстрашный наш, сегодня коня готовит для охоты, что славный пир нонче откроет, вот оттого и разминулись вы, - но тут же добавил, ненадолго, - но странно это, что.. А впрочем, позабыть на радости немудрено, - тень сошла так же быстро, и Сигюн выдохнула, понимая, за что он справедливо собирался зацепить. Пронесло….
Проводив взглядом удаляющегося аса, она тяжело вздохнула и прислонилась к колонне, погружаясь в приятную прохладу тени, и упираясь затылком в камень.
- Что ж, хотя бы знаем, где твой брат…

+1

9

Локи не нравился ни этот тип, ни его поведение, ни то, что он пристал к Сигюн. Благо здесь они связаны с богиней узами брака и он вполне может проявить истинное недовольство, не вызывая никаких подозрений. Вряд ли кому-то понравится, что с его дамой сердца разговаривает явный сердцеед. На нем практически это написано, тут и помнить не нужно, чтобы опознать.
Речь франта не была уважительной, скорее даже вызывающей, и Локи отметил, как Сигюн на это среагировала. Разумеется, бросаться в драку он не станет, хотя желание врезать по этой самодовольной морде имелось и с каждой секундой лишь возрастало. Тот либо почувствовал настроение трикстера, либо также не хотел связываться, а потому сменил свой тон, хотя "дружище" и заставило Локи внутренне передернуться. Он почти уверен, что никакие они не друзья.
Только бог успел порадоваться, что этот тип уходит, как Сигюн его окликнула. Он даже не стал скрывать некоторого недоумения ее поведение, но ее слова внесли смысл в ситуацию. Практически спросив напрямую, они узнали вероятное положение Мьельнира. На какое-то мгновение ему показалось, что блондин что-то заподозрил, но то ли ума не хватило развить подозрение, то ли просто показалось, и вскоре они вновь остались вдвоем.
- Ты меня зачем оставила? - вполголоса, но с полным спектром эмоций вопросил трикстер. - Я даже не знаю, кто тот тип! А если бы я ошибся, и он меня раскрыл? - Но умерив эмоции, он вздохнул и продолжил уже спокойнее. - К счастью, я от него отделался. Не знаю, как мне это удалось... Они должны были встретиться со здешним мной, но тот не пришел. Я предположил, что они либо играют в азартные игры, либо строят заговор, либо спят вместе, - усмехнулся он на последнем предположении. - Так было легче понять, как закончить с ним диалог. Интересно, он существует в нашем мире?
Переведя взгляд, Локи наконец увидел простирающуюся внизу водную гладь и подошел ближе, чтобы оценить вид.
- Красиво. - Пару секунд он любовался, но одернул себя. - Так, Тор. Не думаю, что идти на охоту или на пир хорошая идея. Скорее всего там будут наши двойники.
Он не мог этого утверждать, лишь следовал за логической цепочкой, зарождающейся у него в голове. Мьельнир ведь боевое оружие, и Тор использует молот в битвах. Так может он не берет его на охоту?
- Ты говорила, что только достойный может его поднять. Здешний Тор точно достойный? И вообще молот здесь зачарован?
Мысли сменялись одна другой слишком быстро, поэтому трикстер не останавливался на одном вопросе за раз. Он одновременно и спрашивал, и рассуждал вслух.
- Что делаем?

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-09-26 19:14:37)

+1

10

Она лишь наклонила голову, не разрывая контакта затылка с колонной, переводя, с сожалением предстоящей разлуки, - еще одной, - на море, подумав мельком,  какая ее матушка здесь. Бороздит ли Маргрит сейчас просторы своего царства, мощными ударами хвоста, покрытого радужной чешуей, поднимая пену над гривами морских коней – волн.  И с удивлением в глазах повернулась, встречая укоризненную тираду, полную эмоций. Это было  непривычно и трудно вязалось с сохранившимся в памяти образе, но, видимо, оболочка простого смертного внесла свои коррективы, и необходимо помнить об этом.
- Было бы очень странно, если бы жена асгардца ходила хвостиком за супругом, - чуть прикрыв глаза, с сомнением покачала головой женщина, - это вызвало бы куда больше подозрений, чем твоя возможная оговорка. Я не боялась оставить вас наедине, потому что, скажи ты нечто не то, свидетель только один, и потом, если верить преданий мидгардцев, здешний Локи не совсем такой, как ты. Даже окажись твой собеседник полон подозрения или разочарования, вряд ли бы рискнул атаковать его… тебя, то есть, - она перевела взгляд на улицу, подмечая, что желающих заострить свое внимание на разговоре  - в их понимании – Сигюн с мужем было куда меньше.  Более того, простой люд явно старался держаться подальше от беседки, старательно меняя маршрут и огибая ее по большей дуге, отчего пространство метров на тридцать перед ними было фактически пустым. Полные губы дрогнули, изгибаясь в усмешке; очевидно, что репутация Лафейсона здесь была куда более… впечатляющая, скажем так.- Посмотри на них, - легкое движение подбородком в  сторону улицы.- Готова поставить сотню баксов, что эти точно уверены в том, что в одиночку на Бога Лжи не ходят.  – и тихо рассмеялась, сама не зная, чему именно. – Мне, признаться, жутко любопытно на него взглянуть, - отсмеявшись, призналась богиня.  - Но, рискни тот ас затеять злое, я пришла бы на помощь быстрее, чем ты успел бы пострадать, - И задумалась, застыв взглядом в никуда. С точки зрения вечного любопытства, это, конечно, необходимая идея, но вот с точки зрения здравого смысла – оного то эта мысль совсем лишена.  И ее сходство здесь не спасет, на достаточно долгое время, чтобы изучить, так точно. Если бы они, как и в том мире, тут были просто знакомыми, то да, пожалуй, у нее хватило бы нездорового азарта рискнуть, но стоило ли надеяться, что, будучи в браке, он не отличит настоящую жену от подделки.  Она-то понятия не имеет, какая здесь… какой должна быть, потому что ее мир был иным, ее окружение, возможно, вело себя по другому, и вообще -  характер, который обычно и выдает знающему лучше всего прочего. Можно подделать голос, жесты, движения, манеру говорить – но характер подделать нельзя.
- Да, Асгард и в нашем мире был красив, - выведенная из размышлений его комментарием, она заметила, куда направлен взгляд спутника, и быстро сообразила, о чем идет речь. Глубокая грусть наползла на лицо, делая глаза совсем темными. – Но мне не хочется думать об этом, это слишком… горестно, – и тоже предпочла вернуться к мыслям о деле, скрестив руки под грудью и внимательно слушая ход рассуждений собеседника. Может, он и потерял память, но, хотелось надеяться, не свой проницательный ум. Но, слушая посыпавшийся на нее вал вопросов, снова не удержала легкого переливчатого смеха, и, пока смеялась, подошла ближе, подцепляя мужчину под локоть левой рукой, а правую кладя сверх, ладонью поверх второй ладони. – Хотела бы я сказать, что знаю все ответы, но, увы, предположу лишь, что достоин, поскольку ни один миф не утверждал обратное, и Мьельниром он действительно сражается в бою.  Можно предположить, что, если он не берет его на охоту, то вполне может оставлять в своих покоях, не в сейфе же хранить то, что никто и поднять не может, да и какой вор осмелится двинуться прямо в спальню принца.   То, что он уедет на охоту со всей челядью, с одной стороны, нам на руку, тогда во дворце никого не будет, а те немногие, кто останется, мне по зубам, думаю, вот разве что…  Фригга, - тут пришлось поджать губы и крепко задуматься. - Интересно, поедет ли супруга Одина на охоту? Вообще-то, женщины тоже сопровождали такие выезда, разве что не бегали по лесу с копьями, а чинно сидели у костра. Но Царица может и не поехать, а это уже печально…. В общем, слишком открыто выпячивать себя не стоит, - и, широко улыбнувшись, добавила елейным тоном, - любовь моя.  Ну, кто не рискует, не пьет шампанского? – и подмигнула внезапно, почти залихватски.

+1

11

Смех заставил отвлечься от мыслей о Мьельнире, Торе и их местоположении во времени, пространстве и в отношении друг другу. Взглянув на взявшую его под руку богиню, Локи улыбнулся. Это было гораздо лучше, чем грусть и тоска, которые часто отражались на ее лице. И все что нужно было, так это совместное приключение. Точнее очень важная миссия, от которой зависел Асгард и баланс миров, но это уже детали. Все равно он пока не представляет истинных масштабов творящихся дел.
Ее рассуждения продолжили ход его мыслей. Есть вероятность, что громовержец оставил молот во дворце, взяв на охоту более подходящее оружие. И вряд ли, даже если завяжется битва, сын Одина не обойдется другим оружием. Так что у них есть шанс. На охоту им путь в любом случае закрыт, слишком рискованно. А вот дворец, судя по всему, будет пуст. Это лучший вариант, чтобы начать.
- Тогда начнем со дворца. Одна королева лучше, чем полный чертог королевского семейства и приближенных.
Повернувшись с богиней под руку, он повел ее вдоль самой широкой улицы, предполагая, что именно она ведет ко дворцу. Но на всякий случай он наклонился к Сигюн и спросил:
- Мы правильно идем?
На подходе ко дворцу пришлось принять меры конспирации, а именно не идти через главные врата, а обойти и найти другой путь. Познания Сигюн тут пригодились, хотя и были опасения, что здесь устройство чертога асов отличались. В какой-то степени опасения оправдались, но не составляло труда найти другой путь. В конце концов, даже без памяти, Локи был вором, умевшим проникать в труднодоступные помещения. Что ему чертог богов?
Наконец они внутри. Роскошные залы напоминали ему музеи в Нью-Йорке. Величество и красота, отражающие благосостояние и величие асов. Не хватало только табличек или карты, чтобы они могли проложить верный маршрут. Но так как их не было, предстояло полагаться на его интуицию и ее относительные знания о местоположении покоев каждого из царской семейки. Он передвигался бесшумно, словно и вовсе не касался подошвой пола. Перед очередным поворотом послышались чьи-то шаги и Локи подался назад.
- Обратно, - еле слышным шепотом скомандовал он, но тут же послышались шаги, следующие по их следам. Тогда он отошел к стене рукой прикрывая Сигюн, что тоже заставило ее пятиться. - Черт-черт-черт... Невидимость! Сделай нас невидимыми!
Сказано - сделано. Осталось лишь дождаться, когда обладатели шагов пройдут мимо. Из-за поворота вышел асгардец, и Локи, кажется, перестал дышать. Это был он. Его версия из этого мира. В полном боевом облачении, судя по всему. За спиной красный плащ, а голову венчают внушительные рога. Впрочем, ненадолго, бог снял шлем, и тот тут же испарился, как и плащ.
- Дядя Локи! - звонкий детский голос заставил повернуться, и трикстер увидел мальчишку, темноволосого, голубоглазого и он явно был рад своему дядя.
- Здравствуй, Улль, - Бог Огня улыбнулся и приобнял ребенка, который практически влетел в него. - Ты разве не должен быть с отцом и помогать готовиться к охоте?
- Как раз спешу в ту сторону, - просиял мальчишка и понесся дальше.
- Нарви и Вали? - вопросительно бросил бог вдогонку.
- Ждут меня у врат!
Мальчишка уже скрылся, а Локи не спеши уходить.
- Пожалуйста, принц, не смотри на него так странно.
Отвлекшийся на разыгрывающуюся прямо перед ними сценку, трикстер не заметил появления еще одного действующего лица. Но увидев ее, он обомлел. Темноволосая женщина, с убранными в косу волосами и с виду простом, но дополненном украшениями платьем в пол. Он видел ее раньше, но совсем в другой одежде. В Нью-Йорке, когда еще не знал о себе ничего. Значит, она тоже из Асгарда? Кто? И хотелось бы спросить, но выдавать себя уж точно было не лучшим решением.
- Леди Сиф, - поприветствовал бог, чуть поклонившись. - Не стоит волноваться о моих взглядах. Никогда еще они не выдавали тайны.
- Перестань, - вздохнула женщина и поглядела в сторону, куда убежал мальчишка. - Одна лишь мысль, что он походит на тебя...
- Он не похож на меня. Лишь темные волосы. Но они ведь и от тебя могли ему достаться.
- Стоит Тору узнать, что Улль не его дитя...
- Он его дитя. Вот, какую мысль ты должна лелеять. И твоя тревога станет меньше.
Вау. Просто вау. Он в Асгарде всего ничего, а уже столкнулся с намеками на заговор и запутанной родословной королевской семьи. Причем один из этой семьи другой он.
Еще раз поклонившись, бог исчез, а леди Сиф стояла в нерешительности, сжимая нервно ткань платья пальцами.
"О, серьезно? Нужно было именно тут устроить пункт молчаливых размышлений о вечном?"
Ему, конечно, было любопытно, но хотелось бы и жизнь сохранить, а для этого поскорее закончить все это мероприятие. В добавок к еле живому дыханию добавилось сердце, замерев, как только глаза богини окинули то место, где они с Сигюн прятались. К счастью, она вскоре удалилась. Но некоторое время Локи боялся пошевелиться, вслушиваясь, но лишь тишина была ему ответом.
- Что за?.. Какого вообще это было? Я надеюсь, в нашем мире с отношениями не все так запутано?

+1

12

Если бы кто-то, хоть кто-то единственный, смотрел сейчас на Сигюн, стоящую за спиной Лафейсона, перед разворачивающейся сценой, то увидел бы, как она побледнела.  Побледнела той мертвенной, мраморной белизной, что свойственна покойникам, но живой, яркий румянец ярости заливал ее высокие скулы, а алые губы так плотно сжались, что сравнялись оттенком с кожей. Она сверлила спину богов таким полыхающим неконтролируемой яростью взглядом темным, искрящихся сапфировых глаз, что тонкие пальцы сжимались в кулаки. Ей хотелось сейчас скинуть заклятье невидимости просто, чтобы посмотреть на их лица. Лжец…  ты лжец. Это в твоей природе. И ты… Сиф. Такая же Лгунья. Омерзительно. Мне омерзительно видеть вас, стоит лишь подумать, что в этом мире я, наивная, отчаянно верю в чушь о том, что меня любят! Ну уж нет, пусть я не уйду отсюда, но я здешняя узнаю правду.
Гнев застилал ей глаза.  Все тело содрогалось от дрожи ярости, которую не мог удержать разум.  Ложь…  это было тем, что она ненавидела всю свою жизнь, тем, что не могла принять и простить. И чары пали, по счастью, в тот миг, когда Сиф скрылась, а вот сама богиня шумно втянула воздух, в неконтролируемой дрожи отшатнувшись к противоположной стене и оперевшись на нее вкинутой рукой. Жуток был облик ее и неестественен; снедаемая чужой властью, пробуждающей в ней все самое темное и злобное, она была подобна демону, восставшему из преисподней.
-  Ненавижу…  вас, - а ведь эта история не касалась ее, но по непонятной причине, столь ярко отпечаталась сейчас на трепетной душе, словно происходила с ней самой. Глухим был ее голос, исполненным самой чистой, самой концентрированной ненависти, которую можно сыскать. Наверно, так и впрямь могла бы говорить женщина, пожертвовавшая всю себя на алтарь брака, и преданная им. И слова Лафейсона лишь ухудшили ее состояние. Она в мгновение ока, как ветер, оказалась подле него, так близко, что почти вжала собой в стену и не сказало, прошипела:
- Это то, что ты лжец. Во всех мирах. Во всех измерениях. Вот что это было, -  и жестко оттолкнула его, упершись руками мужчине в грудь и не соизмеряя силы, наплевав, поранится. Да, она хотела, чтобы он поранился, и уже не разделяла его с его здешней копией. –  Мы идем и отыщем Мьельнир, а потом…  забудь даже имя мое, -  и, развернувшись, бодро зашагала по коридору. Ее что-то вело, но вряд ли это можно было интуицией назвать. Ее вела магия, которая, сейчас, расползалась покалывающими спину волнами от женщины, переставшей в столь безумном гневе себе контролировать. – Ничего,  сестра, - ее тихий шепот заскользил вдоль стен дворца. Талант ванов был в особой, телепатической связи друг с другом, и она пользовалась ею, не думая сейчас о последствиях, о том, что может разрушить все. И тихий довольный смех на задворках сознания, как обычно, не напоминал ей о безумии происходящего. – Ты узнаешь все. Ты узнаешь, что твой супруг бессовестно предал и веру твою, и любовь, а Сиф, подругою тебе….
Кто это? – ответ так внезапно вонзился в мозг, что женщина резко остановилась. Так останавливается машина, которую внезапно выключила, и глаза ее вдруг наполнились слезами.  Она не ждала ответа, она уже привыкла, что ее мир молчит, и услышать на этой волне фактически точь в точь свой голос…  встревоженный, недоумевающий…  она так судорожно схватила ртом воздух, как это делает утопающий.
«Я это ты».
«Ты мои мысли?»
«Я твои мысли»
«Почему я говорю с тобой?»
«Потому что он тебя предал. Они тебя предали»
«Да. Но я знаю это. Почему же я снова думаю об этом сейчас?»
«Ты знаешь….»
Ты знаешь??? Но почему, почему?!! Почему же ты молчишь?!!
«Почему ты молчишь?»
«Потому что так надо»
Надо? Надо?? Кому это надо?!!
Она осознала, что стоит, упершись носом в чужую дверь, когда связь внезапно прервалась. Была ли это ее инициатива, или воля местной Сигюн, ей было неведомо, но все таки это лишало возможности спокойно соображать.
- Мы пришли, -  мертвенно глухим и безжизненным голосом, эмоционально опустошенная дотла, произнесла она, даже не оборачиваясь. Всю дорогу сюда она не смотрела на спутника и не собиралась. Ей казалось, что она распадется на тысячи ледяных осколков, случись их взглядам пересечься, и старательно отводила свой.

Отредактировано Sigyn (2017-09-26 23:30:27)

+1

13

Сюрпризы на этом не кончились. Местное население уже скрылось, а вот его спутница начала себя вести очень странно. Меньше всего хотелось, чтобы что-то приключилось с ней, потому что сам Локи сейчас был неспособен вернуться в свой мир. А даже если бы и знал, как это сделать, состоянии богини его заботило бы не меньше.
- Ты в поря...
Слова ненависти заставили замолчать. Ее тон, полный ненависти изумил трикстера. Это он был в чужом мире, это он не помнил себя, не понимал всех тонкостей и обстоятельств этой ситуации. Но что он отлично понимал, так это то, что здешние версии богов существенно отличались от тех, что обитают в их мире. А вот она, кажется, начала проецировать отношения здешних обитателей на них.
- Что?
В следующий момент разъяренная Сигюн на него накинулась, заставив чуть ли не в стену вжаться. Весь ее облик переменился, он почти не узнавал в ней ту женщину, что нашла его и приоткрыла дверь в его прошлое. И предстань она перед ним так в момент первой встречи, он бы очень сомневался, что стоит идти с ней в другие миры. Ее шипение сочилось злобой, обвиняло его, клеймило. Будто она уже перестала разделять миры, будто для нее они едины.
Локи подался вперед, но тут же она оттолкнула его, не пытаясь умереть сил, не сдерживая их. Будь он человеком, она бы непременно что-то ему повредило или вообще убила. Но таковым он не являлся и кроме недолговременной боли повреждений не получил. К счастью на этом и ограничилось, ведь драться с ней было последним, чего он сейчас хотел.
- Забыть? Да что с тобой?
Сигюн сорвалась с места, и Локи поспешил за ней. Не хотелось бы потеряться. Хотя его и беспокоило, что она, кажется, совсем забыла об осторожности. И дело не только в том, что она не оглядывается и не проверяет, есть ли кто рядом, прежде чем продолжить путь. От нее исходило что-то. Трикстер не мог сказать точно, что это, но он ощущал это кожей. Скорее всего это магия. И раз он так к ней чувствителен, что выделил поток, исходящий от Сигюн, от общего фона, то что мешает сделать это здешним магам?
- Успокойся, ты нас выдашь, - пытался он вразумить богиню, но та его будто не слышала.
Вдруг она резко остановилась, и Локи едва не врезался в нее. Пришли. Хорошо, а куда? Оглядев дверь, он не знал, стоит ее открывать или нет. А если там кто-то есть? Нужно сперва убедиться. Но сначала.
- Послушай, - повернув Сигюн к себе лицом, он взял ее за плечи, глядя в глаза. - Послушай меня. Я не он. Тот тип, может, и Локи, но он не я. Этот мир не наш. Все, что он делает, он делает не с тобой. Он лжец, может, я тоже, но сейчас я тебе не лгу. - Трикстер надеялся, что она услышит его, что отбросит эмоции, взглянув на ситуацию ясно. - Я не буду тебе лгать и дальше. Слышишь? Я не он.
Он внимательно глядел на Сигюн, то ли пытаясь подтвердить взглядом серьезность своих слов, то ли услышать ее мысли. Продолжать миссию в разладе с единственным союзником будет неприятно ни ему, ни ей. В его же случае он еще и не знает точно, как относился к этой женщине до того, как смерть стерла его личность. Она не говорила об этом много, а он не наседал. Не хотелось бы испортить отношения в процессе полноценного возвращения.

+1

14

Мьёльнир ли был там, за дверью, она не знала, поскольку сомневалась; озноб возбуждения не проходил, в него вплелись незнакомые ноты, завораживая и маня. Там, за дверью, что-то было, что-то древнее и могущественное, но его фон был нейтральным, что означало лишь одно: оно не имело собственной воли в выборе стороны, подчиняясь воли владельца.  Это было странно, потому что ей всегда казалось, что Мьёльнир знаменит именно тем, что имеет свою волю, что желающий поднять его должен быть достоин этой силы, чист сердцем и светел душой, основа его сути должна быть добром. Неужели в чужом месте и магия начала подводить ее, подводя к ложной цели, обманывая, вводя в заблуждение. Может, и все то, что она видела, там, в коридорах, было результатом ее воспаленного разума, который решил перестать подчиняться ей самой.
Она и позабыла на мгновение, что позади кто-то есть, и удивительно ли, что вздрогнула всем телом, и едва не вскинула руки, чтобы впечатать обидчика в стену телекинетическим ударом, но вовремя сообразила, кто перед ней. И опустила обратно напряженные руки, повесив вдоль тела, как тряпочная марионетка, но чуть запрокинула голову назад, чтобы видеть глаза собеседника. Без привычных каблучков, на плоской подошве, она была еще ниже обычного, едва ли возвышаясь сильно макушкой над его плечом. Это создавало определенные неудобства при столь близком нахождении в момент разговора, но, лишившаяся былого запала, она готова была к спокойному выслушиванию того, что ей хотели сказать. Что-то такое, для чего пришлось, не спрашивая ее дозволения к прикосновению, разворачивать ее к себе и держать за плечи.  В этом тоже было нечто, по-своему успокаивающее, и она находила это приятным, признаться честно, тем более, что руки были теплыми и приятно грели почему-то зябнувшие, хотя во дворце было достаточно тепло, плечи.
- Это так, - коротко отозвалась женщина, слегка кивая,- я ненавижу ложь. Она отвратительна мне с самого рождения, и это…  - моргнув, она отрицательно тряхнула головой. Несколько медных прядей тут же вывалились из массы, уходящей в косу, и упали на лицо. –  Не важно. Мы здесь не для моих откровений, так что оставим это. Прошу меня извинить, я была неподобающе груба, больше такого не повторится. –  Длинные черные ресницы меланхолично качнулись, скрывая ненадолго блеск сапфировых глаз. Подумав секунду, она продолжила. В этот раз голос ее звучал мягче, привычнее, был чуть вибрирующим, но без недавней агрессии и ненависти. – Там,  - указующим  движением подбородка  над плечом сделав жест сторону двери, она покосилась на Лафейсона,-  вероятнее всего то, зачем мы сюда пришли. Но.. Я признаюсь тебе честно, я не знаю точно, так ли это. Здешний мир похож на наш, даже слишком, и не похож – одновременно,  и это создает в моей голове, - короткое поджатие губ, как в недовольстве, но она действительно была этим недовольна. Ей не нравилось чувствовать себя безумной, растерянной, но это было то, в чем она жила последние месяцы. –  диссонанс.   У меня нет гарантий.-  прямой и честный взгляд глаза в глаза. Она не хотела прибедниться или напугать, она действительно не могла дать каких-либо обещаний, пусть это даже безумно расстраивало ее саму.  Но такова опасность иных миров: все то, что дома так знакомо и привычно работает, в них, обладая таким же обликом, было способно на совершенно иные качества. Даже если там молот, как знать, действительно ли он подходит, не будет ли каких побочных эффектов при его использовании?
- Подожди, - не до конца уверенная, мудро ли поступает, она все же подняла руки и сняла с шеи талисман, уходящий прежде глубоко под ворот платья благодаря тонкой серебряной цепочке с чернением. – Возьми,  - и, приподнявшись на цыпочки, повесила на шею спутнику. - Если что-то пойдет не так, просто нажми на камень в центре. Через пять секунд откроется портал обратно, но, если так случится, не думай, а отступай. Он пропустит только одного…  на большее сил в нем не хватит. – и пожала плечами с легкой улыбкой. – Мне он не нужен, если моя сила при мне, так что я вернусь следом сама, - и двинулась к двери, упираясь в нее рукой и слегка толкая. Заперто…  Тонкие брови нахмурились, хотя удивляться этому было бы странно, во дворце много бродит народу разного толка.
- Не страшно, магия открывает любые двери, - вскользь пряснила она.

+1


Вы здесь » marvel: standoff! » КВЕСТЫ » [25.04.2017] Вспомнить всё


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC