Добро пожаловать на MARVEL: StandOFF!
Время в игре: май-июль, 2017.
Голосуй за нас:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
гостевая сюжет f.a.q. правила персонажи акции
Рыжая вполне себе спокойно пропустила мимо ушей парочку фраз, связанных с её раздвоением личности - как таковое: само по себе утверждение, хоть и имело право на жизнь, но было весьма ошибочным.

marvel: standoff!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » marvel: standoff! » ПРОШЛОЕ » [24.12.2015] A Kind of Christmas Card


[24.12.2015] A Kind of Christmas Card

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

> A Kind of Christmas Card
http://sa.uploads.ru/UcEhv.gif http://sa.uploads.ru/1vHo9.gif
♫ pentatonix – white christmas / ♫ wordharmonic – carol of the bells

› время и место действияДдвадцать четвертое декабря 2015 г., дом семьи Клинта Бартона

› участники эпизодаКлинт Бартон, Ванда Максимофф и семейство Бартона

Рождество праздник семейный, но у кого-то нет и семьи-то, а кому-то совсем не сложно поделиться духом грядущего торжества.

Отредактировано Wanda Maximoff (2017-08-27 12:41:17)

+2

2

С тех пор, как Бартон вступил в Щ.И.Т., каждое Рождество было непохоже на предыдущие. Это в детском доме на каждый праздник проходил одинаковый обед. И одинаковые шоколадки в подарок, которые следовало успеть слопать сразу целиком, едва развернув обертку. Иначе отберуть более старшие и более сильные. И жаловаться бесполезно. Да и в цирковой труппе менялись только города, а так - все Рождественские каникулы по два-три представления в день. Какой уж там праздник?
Зато агент Соколиный глаз встречал Рождество по уши в песке и по уши в снегу, в середине океана и в пещере в горах. Один, в компании других агентов, в компании куратора, в компании Черной Вдовы. Словом, тоже не до праздника и подарков.
Настоящий дух Рождества он познавал уже будучи женат. В семье Бартонов каждое Рождество тоже отличалось от других. Первый Сочельник Купера. Коулсон со своей альтисткой. Купер и Лили и куча родственников Лоры. Наташа. Быть дома получалось не на все праздники. Тем ценнее был каждый выпадающий шанс. А в этот раз совпало первое Рождество Нати, которое он, разумеется, не запомнит, и особый гость. Ванда Максимофф. Не надо думать, будто Клинт пригласил ее из жалости. Вот уж нет! Просто Алая Ведьма ему нравилась, и Бартон чувствовал за нее ответственность с тех самых пор, как подбадривал ее в Заковии. Был бы жив ее брат, они с женой пригласили бы их обоих. Но сложилось так, как сложилось. И Ванде предстояло познакомиться с Натаниэлем Пьетро.

Полдня накануне Клинт со страшим сыном провели в лесу. Выбирали ель, достойную стать Рождественским деревом. Не маленькую, но и не большую, пушистую, ровную. А потом спилили ее и тащили за собой, привязав к снегоходу. Их "женщины" колдовали на кухне и украшали дом внутри. Украшать дом снаружи гирляндами выпало вернувшимся мужчинам. Нати сидел на санках и радостно агукал, пока папа свисал со стремянки, обмотанный проводами. Вечером Лора приготовила комнату для гостьи, а когда дети уснули, родители переложили поближе подарки.
Утром Соколиный глаз поехал в ближайший аэропорт, чтобы встретить Ванду. Погода выдалась как раз для праздника. В меру холодно, и много пушистого, свежевыпавшего снега. Красиво.

+2

3

Рождество. По правде сказать, этот берущий от религиозных верований праздник, ничего грандиозного не значил для Ванды. И вся та суета, что взялась набирать обороты день ото дня где-то с начала ноября, вызывала в девушке весьма и весьма двоякие чувства. С одной стороны, ей было любопытно наблюдать за тем, как этот ажиотаж повсеместно распространялся, не оставляя в стороне ну буквально никого. И еще, конечно, ей как истовой барахольщице симпатизировали появлявшиеся всюду ярмарки, что те грибы после теплого дождичка. Открытки, игрушки, мишура, пестрые гирлянды, ароматы имбирных пряников и карамельных яблок, цепляющие глаз орнаменты упаковочной бумаги и всевозможные сувениры. Это, действительно, мило и провоцирует непроизвольное совсем желание засунуть руку в карман, достать кошелек и полностью тот опустошить, чтобы накупить всего и побольше, ровно столько, насколько хватит рук. Но с другой стороны - все это навевало какое-то смутное ощущение обмана что ли? Словно все это не более чем попытка втюхать людям, за не всегда уместные деньги, некоторый суррогат предвкушения чуда, на деле, которого не существует, с тех самых пор как заканчивается детство. Санта не существует, подарки под елкой оставили родители и так далее.
У них в семье – на минуточку цыганской – не было подобного культа, они праздновали только Новый год и даже когда родителей не стало, и близнецы оказались предоставлены только сами себе, они продолжили чтить только эту традицию. Им было крайне непросто выкраивать что-то из тех скудных денег, что получалось заработать, дабы отложить на подарок, но что Ванда, что Пьетро старательно это делали. И уж совсем невыносимо было скрывать друг от друга купленное что-то заранее, вернее, это была проблема для сестры Максимофф, потому что брат все делал в последнюю минуту. Так и жили от одного на двоих дня рождения до тридцать первого декабря. В те, теперь непомерно далекими кажущимися, времена им было хорошо и радостно от каждой мелочи, от всего того, что многим могло казаться пустяковым, но только не для них с Пьетро. Для них то был собственный мирок, только им принадлежащий и лучше того представить было что-то иное просто невозможно.
Разумеется, что великих планов на католическое Рождество у Максимофф попросту не было. Да, она по мере возможностей помогала украсить базу, так сказать, приобщиться к тому, чтобы впустить даже в столь строгое место немного праздничного духа. Там, где размах крыльев Сэма не позволял ему оказаться полезным, там Ванде было достаточно нескольких секунд, чтобы закрепить гирлянду из еловых веток, перетянутых блестящими бусинами. Тут, вроде как, планировалась небольшая вечеринка, на которой девушка собиралась лишь для виду побыть, да по-тихому сбежать к себе, но... в изначально гладко-ладный план действий вмешался Клинт.
Звонок Бартона застал, признаться, Ванду врасплох, но отказаться ей не позволило воспитание, тем более, что с Соколиным глазом, предположительно, было себе дороже препираться. Предложение навестить его семью и в их кругу отпраздновать Рождество было принято.
- Как ты думаешь, что подарить детям? – Спросила через пару дней Максимофф у Вижна, на что тот, коротко подумав, ответил:
- Согласно последним статистическим показателям, книги перестали пользоваться популярностью, им на смену пришли так называемые развивающие игры.
Другого ожидать и не следовало. Опять «погуглил».
То, чего не хватало Ванде, пожалуй, в местной зиме, так это снега. Да, погода стояла чуть морозной, но хоть бы что посыпало с неба – ничегошеньки. У них в Заковии зимы были всегда лютые, страшно кусачие, но здесь, складывалось ощущение, что отродясь таких не случалось, поэтому, наверное, она и не предусмотрела более теплой одежды в дорогу и сильно изумилась в небольшом, что ангар местном аэропорту тому, что снаружи все белым-бело и падает самый что ни есть настоящий, почти что как заковианский снег. А на ней легкая, совсем осенняя парка без подкладки и беспалые перчатки. Ни шапки, ни шарфа. Хорошо, что не в кедах поехала.
Поправив на плече широкую лямку мешковатой дорожной сумки, потертой то там тот тут на кожаных боках, Максимофф переступила с ноги на ногу, стоя в сторонке от всех тех, кто выходил с получения багажа и тех, кто их радостно, с осветленными преддверием праздника лицами, восторженно встречал. Наконец-то заметив издали Бартона и чуть привстав на носки, чтобы взмахнуть тому рукой, Ванда улыбнулась и направилась навстречу.
- Привет, - сказала она, рассматривая порядком утеплившегося Клинта, - а у вас тут снежно, совсем не то что в Нью-Йорке, - ляпнула девушка и оглянулась на большое, панорамное окно, с которого открывался вид на заснеженный лес, далекие холмистые хребты.
- Рада тебя видеть, Клинт, - вернувшись вниманием к товарищу по команде, Ванда помешкала: уместно ли будет приобнять Бартона или стоит протянуть руку для пожатия, что делать-то? А может быть, лучше и продолжить стоять соляным столпом, не особо пытаясь замаскировать растерянность.

+2

4

Из-за снегопада плохо расчистили парковку, и Бартон впихнул свой джип чуть ли не в сугроб. Хорошо еще, что здешний аэропорт не чета тому же нью-йоркскому Кеннеди, народу намного меньше прилетает-улетает. Иначе были бы толкучки и пробки на подъезде, и искать Максимофф пришлось бы долго. А в реденькой толпе девушку было несложно найти.
Увидев Ведьму, Клинт только руками развел. Ну, дите дитем... Надо же было так неподходяще одеться. Впрочем, она могла и не знать, что тут у них твориться, и что в здешних местах зима нормальная. А не две снежинки по большим праздникам.
- Привет, - согласился, улыбаясь до ушей.
До последнего момента лучник сомневался, что Ванда все-таки прилетит. Вдруг передумает? Или решит, что на базе интереснее остаться? Но теперь успокоился. И начал стаскивать с себя куртку. До машины недалеко, однако, и на улице далеко не плюс.
- Специально к твоему приезду нападало. Я тоже рад тебя видеть, - с этими словами Бартон накинул свою куртку на плечи Ведьмы, Ванда хрупкая, хватило места и ей, и сумке, и еще осталось. После чего крепко обнял девушку, подержав несколько секунд.
Соколиный глаз был визуалом почти на сто процентов, и мир воспринимал через зрение, но ему нравилось прикасаться к людям, которых он признавал своими. Вторгаться в личное пространство, похлопывать по плечам, обнимать, трепать по волосам. Для тренированного агента и убийцы, не подпускающего чужих в зону поражения, это был жест доверия, почти максимальный из возможных.
- Пойдем, до машины допрыгаешь, а дома подберем тебе что-то потеплее, если захочешь на прогулку. Так то в доме тепло.
Ванда, конечно, худее Лоры, но не на много. Так что найдется и куртка, и штаны, и ботинки. А гулять они пойдут обязательно. В снежки поиграть, на лыжах покататься или снегоходах.
Открыв дверцу джипа перед девушкой, Бартон забрался на водительское место.
- Базу украсили? Тебя елочная верхушка ждет, елку такую выбрали, что мне и с лестницы не дотянуться. Ребята не сильно обиделись? - перескакивая с темы на тему, Соколиный глаз поглядывал на дорогу краем глаза, больше обращая внимания на Ванду. - А я обещал Вдове, что тебя на Новый год верну, и сам приеду. Совсем не хочется без уха остаться. В Заковии же не празднуют Рождество?

+2

5

Будучи как-то раз, после очередной, выбивающей напрочь весь дух и изматывающей, тренировки не в состоянии какого-либо стояния, закрывшись в комнате, отгородившись от всего мира, от людей, от чего-либо происходящего вокруг, Ванда, что ни удивительно, тупила. Да-да, именно что – тупила. Упав на кровать и едва дотянувшись до пульта от телевизора, эффектной такой, здоровенной плазмы на половину стены, она щелкала каналы без цели или какого-либо особенного смысла. Просто безыдейное занятие. А когда и вовсе надоело, девушка перевернулась на спину, запрокидывая голову с края и продолжая менять картинки перед глазами, перепрыгивающими по велению ее слабой, вымученной мысли. Щелк, щелк, щелк – новости, биржевые сводки, старое черно-белое кино, какое-то шоу про супер-тюнинг машин, кулинарная передача, документальный фильм, что-то там на National Geographic, серия Игры престолов, которую уже видела... и вот среди этого бесконечного океана информации, откровенно говоря, засоряющей мозг, она остановилась на одной-единственной передаче. Смысловой нагрузки великого вселенского масштаба та не несла, но повествовала о том, какие существуют виды увеселительных мероприятий в рамках «домашних» летних праздников в США. Своего рода хит-парад, в котором была игра, Максимофф, кажется, даже не потрудилась запомнить названия, но суть была довольно-таки проста. Над большой емкостью, наполненной водой, сидит человек, сидит на шаткой доске, а прочие участники забавы кидают в него мячом с целью сбить и окунуть. Обхохочешься как весело. Сперва это все показалось Ведьме полнейшим бредом, но в какой-то короткий момент крупным планом показали лицо «живой мишени» и именно это зацепило девушку. Смешанное чувство испуга (хотя с чего бы, да? ведь не в кратер пробудившегося вулкана предстоит упасть), неизвестности и волнения. Сидение раскачивается, закрепленное так, чтобы удержаться на нем было максимально проблематично и малейшее движение непременно повлечет за собой кувырок. И вот это ощущение шаткости действующего положения, когда и дышать-то страшно, показалось Ванде очень знакомым. Она каждый день, поднимаясь, чувствовала твердь пола под босыми ногами, но не была уверена в том, что все не рухнет в другой момент. Пока все было, можно сказать, хорошо, но никакими увещеваниями не прогнать из сознания цепкое ощущение паталогического страха рухнуть в бездну, когда не за что будет зацепиться, когда не окажется вовремя протянута рука, на которую она безоговорочно привыкла рассчитывать. Время, поговаривают, что лечит, может быть, еще недостаточно его прошло?
Ванда не может укрыться от мысли о том, что было бы здорово, стой рядом с ней брат. Ну уж он-то, как минимум, заставил сестру позаботиться о шапке хотя бы. Чуть виновато складывая в улыбке губы, девушка пожимает плечами, глядя в глаза Бартона. Уютный тот, хороший мужик, разве нет? Страшно представить сколько всего он за прожитые годы повидал, какую кашу расхлебывал и какие дела воротил, но не в этом ли кроется процесс формирования человека, как личности?
- Да ладно, не надо, - вяло оговаривается Максимофф, сообразив, что по-джентльменски ее сейчас укутают и до машины доведут так, что не успеет сто к ряду раз пожалеть о легкомыслии в одежде. – Спасибо, - ей приятна забота, разве может быть иначе. Цепкими пальцами, одетыми в кольца, Ванда придерживает борта куртки, от той пахнет одеколоном Клинта, плотнее ту запахивая по пути до машины. Под ногами хоть и мягкий снег, но тот прикрывает коварный лед, и Ванда осторожно перебирает ногами, чтобы не растянуться тут в позе морской звезды.
Забравшись в салон с видом нахохлившегося воробья, Максимофф запихнула дорожную сумку на заднее сидение внедорожника и осмотрела салон машины изнутри. Ну точно с танк размером! Она потирает ладони друг о друга и улыбается Клинту, заявляя:
- Куртку теперь не отдам, - как минимум, пока печка не нагреет пространство вокруг, а там уже и сама снимет, но пока снежным ветром покусанная, кутается сидит, а не продуваемая ткань приятно скрипит в тишине, ибо под капотом еще помалкивает двигатель.
- Ага, украсили, - кивает с едва заметно напряженной, но все же улыбкой Ванда, - просто деревня Санты Клауса, даром что олени не скачут в упряжке. О? Верхушка, говоришь? Круто. Это, - она прикладывает ладонь над сердцем и заверяет проникновенно, - знаешь, большая честь для меня. Подойду к выполнению этой особой миссии с ответственностью.
Двигатель, как большой, добрый такой зверь, повинуясь повороту ключа в замке зажигания тихо поначалу, приятно заурчал, прогреваясь после недолгой стоянки и вот Клинт, выводит машину с парковки. Их легко встряхивает на больших колесах, когда автомобиль сходит с хорошего такого сугроба, на который – ибо место свободно – Бартон взобрался. Оглядываясь на пригорок снега Ванда думает озадаченно, а не стояла ли под снежной насыпью какая-нибудь машинешка поменьше, которую в такой маскировке не сложно и за сугроб принять.
- Вроде бы нет, - пожимая плечами, - можно будет им позвонить по FaceTime, посмотрим на безудержный кутеж пенсионеров, - Максимофф тихо смеется, чуть прикусывая губу и снова пожимает плечами, - кто-то, возможно, и празднует, но, знаешь, все довольно-таки спорно. Даже в тяжелые времена многие находят время на то, чтобы порадоваться какому-то празднику. Но после войны у нас и церквей-то не осталось, говорили, что Бог покинул ту землю давным-давно и никаких святых там не осталось. Поэтому, если честно, не скажу, что Рождество было у нас в почете. Совсем другое, конечно, дело здесь. Серьезно, - косится на Клинта, округляя глаза, поднимая руки и показывая в ее представлении примерный размах (как в том спорной истории про пойманную «во-о-от та-а-кенную рыбу»), - такого ажиотажа я даже и представить не могла. Точнее, в детстве еще я смотрела фильм, ну… знаешь, кажется, называется «Один дома», так? Есть такой фильм? Вот, помню, что меня очень впечатлили дома, целые районы, увешанные гирляндами, стоящие во дворах всякие там фигуры и так далее. Это, по-моему, действительно здорово. Дух Рождества все такое. Наверное, твои дети обожают это все?
Она болтает, потому как общество Клинта, пусть не очень и многословного, преимущественно слушающего, располагает. Ведь уютный дядька он такой... но ощущение шаткости все еще здесь, оно никуда не девается, словно бесплотный призрак. Пауза. Ванда выдыхает, аккуратно стягивая куртку, в салоне стало ощутимо комфортнее.
- Я ведь точно не помешаю вам? -  Задает девушка вопрос, который гложет, - семейный все-таки праздник.

+2

6

Заметив, как Ванда оглядывает салон машины, лучник гордо улыбнулся. Его всегда веселили шутки про мужиков с большими тачками, ну, что им надо кое-что компенсировать. Клинт был уверен в себе, так что никогда не обижался, а джип потому, что иначе по осенней-весенней распутице попробуй проедь еще, да и зимой бывает, что дороги чистят из рук вон плохо. Вот и сейчас пришлось сползать с сугроба. Новая резина не подвела, Бартон любил технику и заботился о ней, поэтому и проблем почти не возникало.
- Не отдавай, - покладисто согласился. Все равно, когда печка заработает, девушка сама ее снимет. - Олени не скачут? Не, это скучно, хорошо, что мы не там.
В ответ на жест и серьезные слова Ведьмы Клинт также серьезно кивнул.
- Вот-вот, смотри, не подведи. А то что же это за елка без верхушки...
Вежливо пропустив автобус, неспешно выруливающий на трассу, Соколиный глаз фыркнул и втопил педаль газа. Мотор взревел, и джип рванулся вперед, на обгон. Мелькнули лица пассажиров автобуса, показывающих на них пальцами.
- Эй, ты полегче про пенсионеров-то, - со смехом сказал Бартон. Ладно Стив, а остальных за что? - По сравнению с тобой все пенсионеры. И это ужасно невежливо, напоминать про возраст. Ну, не скажу, чтобы у нас это был религиозный праздник. Хотя и церквей хватает. Сейчас это скорее традиция. Да, есть такой фильм, мой старший его очень любит. Правда, на мой взгляд, хорошее пособие для детей, которые часто остаются дома одни. Впрочем, вломись воры к нам, так бы легко не отделались.
Мтор ровно урчал, салон прогревался. Дорога шла ровно, впереди уже видны были деревянные дома.
Может и зря он поднял тему Заковии. Но пытаться тактично молчать о больном это не выход, Клинт знал это по себе. После произошедшего с Локи все вокруг старались не упоминать битву за Нью-Йорк, читаури или асгардцев. Из-за этого в разговорах повисали неловкие паузы, за которыми следовали виноватые взгляды. Просто руки чесались врезать от души тактичным друзьям! Максимофф осталась жива, и ей придется жить дальше, и лучше бы не прятаться при этом в свою ракушку.
- О, украшенные дома ты сейчас увидишь, когда через деревню поедем. Кажется, в некоторых районах еще и конкурс проводят, чей дом красивее к празднику принарядили. Вот и стараются, у кого на что фантазии и денег хватит.
И в самом деле, проезжая по главной улице, они видели дома в ярких гирляндах, с ледяными скульптурами во дворах, воздушными шариками, деревья тоже в огоньках, непременных оленей из всего, что только можно...
Бартон уже открыл рот, чтобы пошутить "конечно, жутко помешаешь, да еще, небось, и кормить тебя придется", но прикусил язык. Вдруг Ванда еще не  привыкла к его шуточкам? Расстроится еще. Лучник легонько, по-дружески, пихнул девушку кулаком в плечо.
- Ну ты скажешь тоже. Помешать! Конечно, не помешаешь. Я же сам тебя пригласил. Своим узким кругом мы и так собираемся, когда я домой возвращаюсь. А ты теперь вроде как тоже моя семья, раз ты мой друг. Так что не придумывай, мы все тебе рады.

Отредактировано Clint Barton (2017-09-09 18:09:54)

+2


Вы здесь » marvel: standoff! » ПРОШЛОЕ » [24.12.2015] A Kind of Christmas Card