Добро пожаловать на MARVEL: StandOFF!
Время в игре: май-июль, 2017.
Голосуй за нас:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
гостевая сюжет f.a.q. правила персонажи акции
Рыжая вполне себе спокойно пропустила мимо ушей парочку фраз, связанных с её раздвоением личности - как таковое: само по себе утверждение, хоть и имело право на жизнь, но было весьма ошибочным.

marvel: standoff!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » marvel: standoff! » ПРОШЛОЕ » "В лесах таится тьма" [15 июня 1995]


"В лесах таится тьма" [15 июня 1995]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

> "В лесах таится тьма - кричит молва. Но что пришло за тою тьмой - в разы темнее"
http://s2.uploads.ru/t/K6q4Y.gif
http://s2.uploads.ru/t/VsKj6.gif
♫ Our Decades In The Sun- Nightwish

› время и место действияСША, Вайоминг. 15 июня 1995 года

› участники эпизодаSigyn& Fafnir

Никого уже не удивишь дорогим подарком. Не удивишь цветами и конфетами. Дорогое шампанское можно лить рекой. Тот же кто надеется очаровать этим богиню - идиот вдвойне.
Штат Вайоминг. Горы и леса. И вновь в этих лесах завелось нечто, что будоражит жителей. Нечто неуловимое и свирепое, что убивает всякого неосторожного путника.
13 пропавших с начала годы - многовато для случайности, но Джеймсу Дину платят за конкретных лиц, не за погоню за призраками. И все же он всегда в курсе всего странного, потому что на такого идиота можно списать лишний труп. Если это маньяк или хищник. А вот если это кто из ему подобных - найти и кокнуть ублюдка, пока не "запалил контору". Но сегодня все иначе.
Черная Импала мчит по шоссе ради новой охоты. Но ее водитель едет на эту охоту не ради денег - сегодня у него в салоне пассажир. Необычный. Драгоценный почти. И ради того, чтобы получить от него плюсик на свое имя, Джеймс Дин готов даже спасать безвозмездно этот чертов городишко... 

Отредактировано Fafnir (2017-09-29 00:07:40)

+1

2

Люди существа смешные, но в них есть свой смак. Он это признавал. Даром что ли потрачены сотни лет? Джеймс Дин ходит по этой земле уже не один век, то исчезает, то появляется вновь.
Джеймс Дин не вампир.
Не оборотень.
Не мутант.
Джеймс Дин – дракон.
Но колеса шуршат мерно по асфальтовому покрытию, не угрожая лопнуть под весом в салоне. И за рулем Шеви Импалы не огромное рептилоподобное чудовище. Там обычный парень – таких в Америке много – с коротким ежиком каштановых волос, немного курсым носом и по девчачьи красивыми припухлыми губами. У него глубоко уходящие в тень надбровных дуг удивительно зеленые с полосками желтизны глаза. Они всегда завораживают любого, кто в них смотрит, даже тогда когда их затягивает черной пленкой второго века чтобы потом показать вертикальный зрачок рептилии. Но здесь в Мидгарде Джеймс предпочитает использовать свое имя, свой вид и свои способности – истинного себя – только в случае смертельной опасности. Для всего остального у него есть обаятельная улыбка, руки-ноги и целый набор оружия скрытый от любопытных глаз в двойном дне багажника. Хочешь жить среди людей – научись двум вещам прежде всего: говорить как человек и убивать как человек. И в последнем он более чем преуспел, занимаясь охотой за головами. С его количеством золота он мог быть королем – но не хотел. Ему нравилось, когда по более чувствительным человеческим рукам струилась горячая терпкая на запах чужая кровь, а между пальцев почти осязаемо уходила в никуда человеческая душа.
Видите ли…  у нас нет души. Наша раса не придумывала себе Ад или Рай, потому не за чем.  Мы бездушны и не подлежим возрождению, так что смерть для нас это навсегда. Когда кто нибудь возьмет в руки вновь зачарованный Хротти и вонзит мне его в сердце, я перестану существовать. Я не боюсь ничего что вы называете грехами, потому что никто не сможет с меня за них спросить. Моя плоть сгниет, кости сохранятся в земле окаменев. А мой разум – то что делает меня мной,- превратится в прах.  Вы решите, что я бесстрастен. Так и есть. Но не до конца – хотел бы я быть действительно свободен от всех страстей. Будь это так я пил бы виски в баре «Бонго» и бумал о том, кого убью следующим. Вместо же этого….
Мужчина за рулем повернул голову совсем немного в сторону пассажирского сидения. Так чтобы его взгляд не был слишком уж быстро обнаружен, скосил зеленые глаза. И углы губ немного поднялись в легчайшей улыбке – потому что он смотрел на богиню. Не образно, но в самом прямом смысле. Ей всегда была свойственна любовь к смертным и жажда нового, и он собирался использовать оба этих рычага разом.  Люди говорят, что любая любовь в разлуке меркнет и оправдывают этим свое бездействие уже через год. Прошло сто лет. Сто гребанных лет. Эта цифра способна вызвать ужас до паники у любого, кто хоть когда то любил. Но Фафнир не испытывал ужаса – в целом его чувства вообще слабо подходили к человеческой терминологии. Он и не любил в обыденном понимании этого чувства мидгардцами. При его же продолжительности жизни это был не такой уж великий срок – лет десять максимум как было б для людей, если перевести. Он даже тосковать был неспособен, как описывали это люди. Просто это походило на чувство, что внутри него изъяли какой-то элемент. Он был не жизненно важным и его отсутствие не ухудшало рефлексов, но постоянно присутствовало чувство неполности. Все эти чертово сто лет. И это не то, что можно забыть.
- Почти приехали, - мужчина говорит ласково и с ощутимой нежностью. Это не разговор Джеймса Дина. И это уж точно не разговор Фафнира. Одному Космосу известно, что это за романтический слюнтяй нарисовался в нем. Дракон способен имитировать любые ноты, любые звуки – и готов изображать любые драмы страсти, если это так нравится даме. Пусть он сам и предпочел говорить с ней сейчас на языке своей родины, находя драконью речь более подходящей для выражения эмоций. Это богатый и поэтичный язык. Ему доступны низкие октавы, обертона, вибрации. Но к чему торопить события? Для этих разговор время еще найдется, не стоит разносить Импалу ради внезапной трансформации.  - Карамелька, просыпайся. - а это уже гарантированное явление Дина. В его шкуре сейчас уместнее.

+1

3

- А можно  без этих слащавых прозвищ? – вообще-то, она не спала, так, прислонившись к собственной ладошке щекой, созерцала окрестности, которые были достаточно живописными, нужно признать. Национальные парки Америки еще сохраняли в себе некую позабытую первозданную мощь природы, огромные деревья поднимались в небо, упираясь кронами в облака, и, если убрать узкую дорогу, проложенную дотошными рабочими по приказу мэра, то и вовсе можно поверить, что оказался по ту сторону времени. Однако, ее, богиню, этот вид восхищал, не порождая внутри первобытного страха, свойственного людям, и она во все глаза всматривалась в мелькающие за окном машины пейзажи.  – Фафнир, я же не зову тебя…ммм… Пирожком.  – Вообще-то плевым делом было бы просто переместиться в нужное место, но, когда хочешь помочь встревоженным жителям, в которых еще очень сильны суеверия, лучше прибыть туда обычным смертным под приятной слуху легендой, чем возникать из неоткуда, как черт из табакерки. Это, надо сказать, в ее голову вложил сидящий за рулем дракон, который, кажется, за прошедшие сто лет идеально освоился в шкуре человека, вел себя и говорил, в точности, как смертные, не будь она способна увидеть глубже, то даже купилась бы на эту обманку. Ему шло быть простым парнем: эта плотная кожаная куртка, джинсы, ботинки на плотной подошве, фланелевая рубашка поверх футболки, будто дитя чистого пламени способно мерзнуть. Короткие светло-каштановые волосы, вздернутый нос, выступающая вперед верхняя губа и аккуратный точеный подбородок делали дракона, как всегда, поистине привлекательным для любой особи женского пола, но Сигюн на эту приманку уже не велась, хоть и признавала ее соблазнительной. Основная проблема их расставания была не в разности характера, не в том, что драконы страшные лжецы (пусть даже ей Фафнир, вроде как, и не врал), но в его непомерной жестокости. Ее чуткой и доброй натуре все же стало невыносимым мириться с бешеной жаждой крови друга. И даже сейчас, тайно любуясь совершенством не стареющих черт, ей чудились полоски крови на его лице и губах; вы видели когда-нибудь, как питаются драконы? Даже не так, скорее, правильнее спросить, как они убивают? Пламя – это быстрая и легкая смерть, а вот забыть тот случай казалось невозможным. Если он сыт и в хорошем настроении, он играет с жертвой, как кот с мышкой, только этот кот гигантских размеров. А потом, когда жертва уже не может бежать, он рвет ее на части, включая в дело огромные острые, как пики, клыки, но не начинает с головы, потому что так жертва быстро умирает, а это ему не интересно. Он оторвет ей ногу, вторую, прижжет раны тонкой струей пламени, чтобы не дать истечь кровью, и, вальяжно расположившись неподалеку, с наслаждением смотрит, как жертва пытается, очнувшись от шока, все еще спасти свою жизнь, уползти. Конечно, дракон делает вид, что спит и ничего не видит, и отчаявшееся существо рвется к свету, веря, что есть еще шанс… потом оно лишается рук… и только потом, когда стоны и мольбы о смерти надоедают мучителю, он прекращает пытки.
Сколько просьб было, сколько криков, но все тщетно, против природы ведь не ступишь, а ее всю до сих передергивало, стоило лишь один раз увидеть в пещере эту делегацию из целой семьи, в которой кто-то лишился уже всех конечностей, кто-то еще имел те или иные, в разном количестве, но какофония стонов и плача была такой, что ей хотелось оглохнуть и ослепнуть в тот миг.  Она, кажется, тогда судорожно пыталась зажать руками уши и зажмуриться, чтобы не видеть, почти на ощупь сбегая из пещеры, пока не врезалась в возвращавшегося к своим игрушкам Фафнира.  Она суетливо вздрогнула, обхватывая себя за плечи, потому что все всплывало перед глазами, как наяву вновь, и от этого озноб прошел по коже, забыть эти крики оказалось невозможным. «Зверь, которым невозможно управлять», - охарактеризовала ее друга когда-то матушка, один раз увидев из воды величественную рептилию, подвезшую подругу на остров посреди моря. Нет, Сигюн не была готова согласиться с ней даже теперь, потому что Фафнир не был зверем; просто он был другим, представителем вида столь древнего и столь далекого от ныне живущих, что их мораль было не понять, да и была ли вообще там хоть какая-то мораль, кроме следования своему «я так желаю»?
- Что мы будем делать? – задала она неуклюжий вопрос, чтобы хоть как-то отвлечься от полезших в голову воспоминаний, от которых хотелось немедленно выскочить из машины, но это было бы ребячество.

+1

4

-Так зови, - хохотнул дракон оскалившись во все то немного по сравнению с природным количество человеческих зубов. Он не склонен к сантиментам и прочим там слезливым нежностям, ему просто нравилось выражение милого недовольства на хорошеньком лице богини. Сигюн всегда была чудо как хороша, но возраст придавал ей все больше утонченности в черты и не лишал при этом изящества, и Фафнир все еще был готов признавать ее прекраснейшей из когда либо виденных им женщин. В том, что она не относилась к его виду неудобства было мало… - Сейчас приедем в один маленький городок, детка.  – дракон не отвлекаясь от дороги, завернул руку назад и нашарил на заднем сиденье папку, после чего небрежно кинул ту на колени богине и снова положил руку на руль. – Зацени. 13 пропавших с начала года – дохрена даже для этих диких мест. Нет никакой сортировки по полу, возрасту, соцстатусу или внешним признакам, тупо хаотичный набор  первых, кто под руку подвернется. – Зубам требовалось чем то заняться, азарт пробуждал жар в крови и Дин выудил из кармана зубочистку, закинув ее в пасть. Зубы, чуть более острые, чем у обычных смертных тут же стиснули полированное дерево и принялись его гонять из стороны в сторону, что при этом болтать дракону не мешало. Как и смотреть за дорогой. У него была феноменальная память и вырезки в папке были лишь формальностью для опроса людишек. – Человеческие маньячки имеют привычку заводить пристрастия и их жертвы чем то похожи всегда. Здесь же ноль системы. Либо то очень ушлый типок, решивший объегорить федералов, либо наш клиент. – заметив нужный поворот, мужчина вывернул руль и Импала на всей скорости с заносом и визгом шин вошла в колею. И затряслась по ухабистой и разбитой проселочной дорожке. – Ты хотела узнать, чем я занимаюсь. Вот этим, - не глядя вытянул руку и потыкал выставленным указательным пальцем в папку. – Выслеживаю неприятных типков и ликвидирую. Иногда это люди: террористы, убийцы, маньяки. Иногда – не люди. И поверь Карамелька – вторых вокруг полно. Мне нет дела до их бед, мы все живем в Мидгарде и должны не отсвечивать. Если ребята отсвечивают – им крышка.

+1


Вы здесь » marvel: standoff! » ПРОШЛОЕ » "В лесах таится тьма" [15 июня 1995]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC